ИХ НАДО ЗНАТЬ  |  Мой Израиль #14 - Апрель 2017  |  Мой Израиль #13 - Январь 2017  |  Мой Израиль #12 - Октябрь 2016  |  Мой Израиль #11 - Август 2016  |  Мой Израиль #10 - Июнь 2016  |  Женский мир - январь #175  |  Незабываемые события и яркие эпизоды из биографии Рены Левиевой  |  БУХАРСКИЕ ЕВРЕИ // КНИГА ПАМЯТИ // Р.А. ПИНХАСОВ  |  Видео-энциклопедия  |  Энциклопедический справочник  |  Связаться с нами  |  Encyclopedia in English  |  

Лента новостей
25/04/2018 12:30
Кто виноват? Евреи виноваты!
25/04/2018 21:55
Евреи не уберегли армян
25/04/2018 12:02
Instagram разрешил пользователям скачивать контент своего профиля
25/04/2018 12:42
Forza, Биби! Нетаниягу приступил к тренировкам накануне старта "Джиро д'Италия"
25/04/2018 12:38
В США разбился еще один F-16
25/04/2018 13:29
В Генштабе России поставили точку: дадим Сирии новые средства ПВО, и очень скоро
25/04/2018 13:34
Reuters узнал о базе МО РФ, которую используют наемники ЧВК Вагнера
25/04/2018 14:27
Запад пытается отобрать у России право вето с помощью резолюции 1950-го года
25/04/2018 14:32
Нет у революции начала, нет у революции конца: в Армении возобновились протесты
25/04/2018 14:49
Дело шведской журналистки: суд огласил приговор капитану "Наутилуса"



Отдых в Израиле и за рубежом
 

Через Сибирь в Израиль (отрывок из повести «Перстень эмира)

Back
Домашняя >> У книжной полки >> Аркадий Иноятов (Авраам Аркин) - Писатель, поэт, журналист >> Через Сибирь в Израиль (отрывок из повести «Перстень эмира)
В центре Тель-Авива, напротив пылающего разноцветными огнями фонтана, жили престарелые супруги: бывший бизнесмен Авнер и Эстер.  Приехали они в Израиль в конце двадцатых годов, прожили вместе более шестьдесят пять лет. Своих детей у них не было. История их долгой жизни могла бы стать наглядным пособием для новых репатриантов о том, как абсорбировались бухарские евреи предыдущего поколения в Израиле после Октябрьской революции.
Первый пасхальный седер в Эрец Исраэль, Алекс отмечал в их большой трехкомнатной квартире. Гостиница для новых олим находилась недалеко от дома, где проживали старики,  которых Алекс часто навещал. У Эстер и Авнера не было своих детей, и они прикипели душой и сердцем к одинокому Алексу. В конце концов, они предложили ему отдельную комнату для жилья в своей квартире с условием, что он будет помогать ухаживать за больным Авнером приходящей социальной работнице.
После долгих сомнений и раздумий Алекс согласился. В конце лета перебрался из гостиницы в их квартиру. Десять месяцев, прожитых им в доме израильских миллионеров
стали для него хорошей школой по изучению быта и нравов бухарских евреев, приехавших в Израиль в начале века. Авнер был старше Эстер на двенадцать лет.  Он был старшим сыном в семье торговца-миллионера из Ташкента. Глава семьи, а впоследствии и три его сына, занимались коммерцией, привозили товары из Москвы и  обратно ещё до революции. По понятиям бухарских евреев, Авнер женился очень поздно. В 1926 году двадцативосьмилетний зрелый мужчина сосватал шестнадцатилетнюю красавицу Эстер, дочь очень состоятельного бухарского еврея из Ташкента. Была сыграна шикарная,  богатая свадьба, совершено кругосветное путешествие. Авнер - преуспевающий нэпман, жил на широкую ногу, основное время проводил в Москве, совершая выгодные сделки и контракты. Когда Алекс познакомился с престарелыми супругами, Авнеру было девяносто три года, а Эстер - восемьдесят один. И всё равно в них чувствовалась порода, а тётя Эстер выглядела красавицей, особенно в преддверии субботы, когда она приводила себя в порядок, делала маникюр, причёску, надевала яркий китайский домашний халат, который ей очень шёл и делал её моложе на два десятка лет. Её жгучие чёрные волосы были красиво убраны к затылку, открывая высокий лоб, красивое лицо, на котором светились умом и мудростью прожитых лет яркие лучистые глаза. Она умела вести беседы на самые разные темы, была в курсе событий в стране и за рубежом. В своей жизни она не работала ни одного дня, была хранительницей домашнего очага и железной, волевой наставницей большой дружной семьи. В школе и других учебных заведениях она не училась ни одного дня. Авнер в свои преклонные годы обладал ясным умом и памятью. Высокий, крупный, в солидных роговых очках, он напоминал своим видом холёных, уверенных в себе бизнесменов из зарубежных фильмов. Родственники и знакомые называли его за глаза «махшев» (компьютер) за прекрасное знание экономики и законов бизнеса. Он до последнего дня своей долгой жизни играл на бирже и выигрывал крупные суммы денег. «Если бы у тебя было достаточно денег на счету, я научил бы тебя играть на бурсе, и тебе не надо было бы думать о хлебе насущном», - часто говорил он Алексу. Алекс до сих пор жалеет, что не прошёл курса учёбы по бизнесу у этого неординарного человека. Во время карточных баталий в любимую игру бухарских евреев «шестьдесят шесть», дядя Авнер рассказывал Алексу историю своей необычной жизни.
Детство и юность его прошли до революции роскоши, путешествиях и обучению предпринимательской деятельности. С фотографий, сделанных в разных странах, где проходил науку жизни молодой Авнер, смотрел элегантный молодой денди в дорогих костюмах,  модных шляпах и галстуках. Ленинский НЭП на долгие годы обещал молодому бизнесмену широкое поле деятельности и радужные перспективы. Но стальной Иосиф, придя к абсолютной власти в одной шестой части света, решил, что НЭП и социализм несовместимы, и стал душить нэпманов сурово и беспощадно. Авнер почувствовал, что над ним сгущаются чёрные тучи, когда в центральной газете Узбекистана вышла заказная статья «Байские замашки». В этой лживой и тенденциозной статье рассказывалось, о том, как великовозрастный сын миллионера женился на несовершеннолетней девочке из бухарско-еврейской семьи. В статье приводились несуществующие «факты» угроз, подкупа и других неблаговидных действий Авнера и его родителей. В это же время начались аресты и преследования нэпманов в Москве и других городах страны. Свои люди из карательных органов предупредили Авнера о готовящейся над ним расправе. Оставив родителей, братьев, сестёр и процветающий бизнес, он через Афганистан и Иран, при помощи проводников, перебирается с молодой женой в Палестину.
Эмиграция через границы в горах была сопряжена с большими трудностями и потерями как материальными,  так и моральными. Крутые подъёмы и переходы, действия басмачей и пограничников с собаками, и многое другое. Опасности были не так страшны, как неземная красота жены Авнера. Действительно,  по рассказам очевидцев, большинство мужчин, хотя бы раз видевшие Эстер, теряли голову и готовы были совершать ради неё безумные поступки. В связи с этим Эстер была одета в нищенские лохмотья, лицо её было вымазано сажей, волосы немытые и нечесаные торчали клочьями в разные стороны. Антикосметика сделала из восточной красавицы чернавку- дурнушку. Через долгие месяцы мытарств, мучений, болезней они добрались до Тегерана, где им пришлось задержаться более чем на год. За это время Авнер фактически с нуля приобрёл достаточное состояние, чтобы перебраться в Палестину и начать там новую жизнь. Теперь он мог заняться основной целью на данный отрезок жизни – перевезти на Землю Обетованную оставшихся в Ташкенте родителей, братьев и сестёр. За прошедшие годы в родном доме Авнера в Ташкенте произошли большие изменения. Ученики и последователи «железного» Феликса выбили  из отца Авнера часть состояния, а заодно богатырское здоровье и жизнь.  Он скончался вскоре после освобождения из застенков НКВД.  От горя и переживаний ушла в мир иной и мама Авнера.
Коммунисты-чекисты грабили всех, у кого водились деньги и драгоценности. Младшему брату Авнера исполнилось 18 лет. Внешностью, характером, коммерческим складом ума он был похож на старшего брата. Средний брат был  гуманитарием, тянулся к искусству, литературе и древней истории. Был он болезненным и очень скромным человеком, скончался в Израиле, не дожив до старости. История жизни младшего брата Авнера была весьма драматичной и поучительной.
По московским связям и каналам Авнера  - Даниэль (Дони) должен был,  дав крупную взятку высоким чиновникам, приехать в Израиль с большими деньгами. Собрав остатки состояния покойного отца и тайник старшего брата в Москве, он должен был по дипломатическому паспорту вылететь в одну из западных  европейских стран, а оттуда прямиком в Израиль, к ожидавшим его с нетерпением и надеждой старшим братьям и сёстрам. Небеса и чекисты хранили брата. Все деньги, заработанные им в Палестине за последние годы, он истратил для того, чтобы смертный приговор был отменён. Были наняты лучшие адвокаты, найдены каналы к судьям. В результате смертный приговор был заменён длительным сроком отсидки в сталинских лагерях. Авнер на этом не успокоился, он дал себе слово, что освободит брата досрочно и привезёт его в Эрец Исраэль. К тому времени он был уже крупным бизнесменом, имел несколько магазинов, был вхож в дома самых влиятельных людей в стране. Его посланец сумел найти «концы» в Главном управлении тюрем в Сибири. Даниэль был переведён в какой-то образцово-показательный лагерь на лёгкую работу. За примерное поведение и перевыполнение плана ему до минимума сократили срок. Уже к середине 30-х годов 25 летний  Даниэль жил в Палестине и помогал старшему брату в бизнесе. Из мест заключения он привёз жгучую ненависть к советской власти, полностью разрушенную нервную систему и десятки историй из таёжной лагерной жизни, где человек человеку волк и враг. Через пару лет он женился на воспитаннице тёти Эстер, повторив историю любви старшего брата. Правда, 16 летняя красавица Лея в отличие от Эстер была из бедной многодетной семьи. Её отцом был известный раввин из общины бухарских евреев. После того,  как все члены семьи Авнера осели в Эрец Исраэль,  он с присущей ему энергией занялся финансовым обеспечением своего большого клана. Благодаря советам Авнера, сыновья раввина занялись бриллиантовым бизнесом. Сегодня они, их дети и внуки являются владельцами нескольких офисов в бурсе, построили и являются владельцами ешивы и синагоги в Тель-Авиве, совладельцем и компаньоном которых был дядя Авнер. Умер дядя Авнер в возрасте 94 лет, тётя Эстер ушла из жизни в возрасте 95 лет.  В последние годы жизни она напоминала своим внешним видом святых еврейских женщин, изображённых в религиозных книгах. Даниэль также прожил долгую, безбедную жизнь, последние годы, полностью посвятив себя религии.
...Недавно в одном из журналов Алекс прочитал статью известного профессора о среднеазиатских евреях. В статье приведены высказывания о том, что «среднеазиатские» (читайте бухарские) евреи мало контактировали с другими еврейскими общинами, а такие географические названия, как Кастилия, Каталония, Сицилия, Сардиния и др. им были просто неизвестны. Очень жаль, что уважаемый профессор-историк не был знаком с покойным дядей Авнером. Он бы тогда узнал, что бухарские евреи издавна проживают в Австрии, Бельгии, Голландии, Германии, Англии, даже в Австралии, не говоря об Америке и многих других странах. Все они, их дети и внуки, правнуки занимают достойные места в науке,  медицине, искусстве, бизнесе и не очень похожи на тех «среднеазиатских» евреев, которых себе и нам представляет г-н профессор. Они больше похожи на тех сэров и лордов, профессоров и доцентов, рабочих и служащих, студентов и школьников, которые живут в странах, куда они приехали давным-давно. Единственно, что их отличает от местных жителей, это то, что они не забыли своей веры, почитают и исполняют еврейские традиции.
Участь бухарских евреев в Средней Азии была не легкой. Местные власти,  с согласия бухарских эмиров, всячески притесняли, ограничивали свободу и усложняли жизнь еврейского населения. Известны многочисленные случаи насильственного обращения в ислам бухарских евреев. В результате этого многие бухарские евреи были вынуждены принять чуждую им веру: ислам (их называли «чала»: - ни то - ни сё). А так как обращали в ислам евреев наиболее талантливых и способных, в основном, служивших в домах богатых мусульман и даже во дворце эмира, то большая часть этих евреев: певцов, музыкантов, поэтов, писателей, художников, зодчих и др.  деятелей культуры и искусства - вошли в сокровищницу культуры мусульманского народа. Нет сомнения в том, что многие великие поэты, писатели, художники и зодчие, певцы и музыканты Востока были евреями. Точно также случилось и  в русско-еврейской общине. Великие евреи:  Бродский, Пастернак, Мандельштам, Эренбург, Ойстрах, Райкин, Коган, Плисецкая, Раневская, Ботвинник, Таль, Каспаров и многие, многие другие стали гордостью и славой русской культуры во всем мире потому, что родным их языком был русский.  И такое происходит в каждом государстве, где существует еврейская община. Шедевры в поэзии и литературе могут быть созданы только на том языке, на котором автор думает, видит сны, а главное в совершенстве им владеет.
   После поражения от русских войск эмира бухарского Мозафархана, наместником и губернатором Туркестана стал генерал Кауфман. Для Средней Азии этот шаг истории стал прогрессивным, и народы, населявшие её, тепло и дружески встретили русских воинов.
Советская власть принесла в Среднюю Азию в первую очередь всеобщую ликвидацию безграмотности. Были открыты первые школы и ликбезы. Дети бухарских евреев смогли учиться в институтах и техникумах. Появились врачи, инженеры, экономисты, учителя. Многие родители отправляли своих детей в Москву, Ленинград, Ташкент, Самарканд для получения дипломов и знаний во всех областях науки и культуры.
Сегодня почти весь наш народ собрался в Израиле и США. Мы имеем возможность здесь работать, творить и созидать, спорить и доказывать.

Аркадий Иноятов (Авраам Аркин)
 
 

Национальная кухня

Долгое время предки Центрально-азиатских(бухарских) евреев проживали среди азиатских народов. Соответственно произошло взаимопроникновение разных сторон культуры евреев и окружающих народов, в том чис
На портале Asia-Israel публикуются материалы без редакторской правки. 
Редакция портала может не разделять точку зрения авторов.

 
 
 

© 2008 - 2018 Asia-Israel. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на «AsiaIsrael» обязательна.