Мой Израиль #14 - Апрель 2017  |  Мой Израиль #13 - Январь 2017  |  Мой Израиль #12 - Октябрь 2016  |  Мой Израиль #11 - Август 2016  |  Мой Израиль #10 - Июнь 2016  |  Женский мир - январь #175  |  Незабываемые события и яркие эпизоды из биографии Рены Левиевой  |  БУХАРСКИЕ ЕВРЕИ // КНИГА ПАМЯТИ // Р.А. ПИНХАСОВ  |  Видео-энциклопедия  |  Энциклопедический справочник  |  Связаться с нами  |  Encyclopedia in English  |  

Лента новостей
21/09/2017 20:07
Саудовская Аравия сняла запрет на звонки в мессенджерах
21/09/2017 20:20
"Мария" лишила жителей Пуэрто-Рико электричества
21/09/2017 20:20
Скончался северокорейский акробат, сломавший шею в московском цирке. ВИДЕО
21/09/2017 20:49
Ударим санкциями по карманам: Трамп вводит новые финансовые ограничения в отношении КНДР
21/09/2017 21:10
Навстречу праздникам
21/09/2017 21:37
Умерла самая богатая женщина мира
21/09/2017 21:36
Правозащитники уличили Кадырова в утаивании дареного коня
21/09/2017 21:49
Про пришельцев и людей
21/09/2017 22:39
Насралла: "Мы готовы воевать со всем миром!"
21/09/2017 09:26
После Мексики тряхнуло Индонезию



Отдых в Израиле и за рубежом
 

Сенька – волкодав (отрывок из романа «Тени прошедших лет»)

Back
Домашняя >> У книжной полки >> Аркадий Иноятов (Авраам Аркин) - Писатель, поэт, журналист >> Сенька – волкодав (отрывок из романа «Тени прошедших лет»)
 
 
Прохладным мартовским утром 1991 года скорый поезд «Москва-Варшава» прибыл в столицу Польши.  Всех пассажиров, которые выезжали на постоянное место жительства в Израиль, поселили в общежитие по два человека в комнате. Оставив свой фирменный чемодан, Алекс поехал осматривать варшавские достопримечательности. Вернулся он в общежитие поздним вечером. Настроение, испорченное унизительной проверкой на таможне, не улучшалось, скорее наоборот. Прощание на границе с женой, грустные и заплаканные лица сына и дочери на перроне Белорусского вокзала в Москве, преследовали его, напоминая о непростительной глупости, которую он совершил, решив уехать в Израиль в одиночестве. «Надо выпить, а не то можно свихнуться от переживаний»,- подумал он, поднимаясь на лифте. Сосед Алекса по комнате, молодой мужчина лет тридцати, лежал на кровати и читал какой-то журнал. Между кроватями стоял журнальный стол, сервированный на двоих. Дефицитные по тем временам рыбные и мясные холодные закуски, бутылка армянского коньяка, минеральная вода «Боржоми», как бы угадав желание Алекса, призывно выстроились на столе. « Сеня», - представился ему сосед по комнате. Он был выше среднего роста, широк в плечах, при этом по-спортивному строен. Короткая стрижка, высокий лоб, открытая улыбка, серо-голубые глаза, в которых словно чертики играли смешинки, говорили о том, что Сеня человек веселый и общительный. Только яркий шрам, от левой стороны нижней губы до самой челюсти, чуть портил впечатление. После обычных вопросов Сеня широким жестом пригласил Алекса к столу.   «Понятно, - подумал Алекс,- впереди бессонная ночь и долгий разговор «за жизнь». Выпили по первой за знакомство, за удачу в новой для них жизни.  Говорил в основном Сеня, чувствовалось, что ему надо высказаться.  Речь его была своеобразной и в первые минуты вызывала недоумение. В грамотно, литературно построенные предложения неожиданно врывались жаргонные словечки. Из его рассказа Алекс узнал, что после окончания школы Сеня поступил в университет на исторический факультет. На третьем курсе он по уши влюбился в первокурсницу из интеллигентной еврейской семьи.
     Провожая свою избранницу в один из теплых весенних вечеров со студенческого бала, он объяснился ей в любви. Девушка ответила ему взаимностью, сказала, что испытывает к нему самые нежные и теплые чувства. Они были молоды, красивы, любили театр, посещали выставки, увлекались спортом. Сеня был чемпионом института по самбо, занимался запрещенным в те годы каратэ в секции опытного тренера. Жизнь обещала молодым вечную любовь и радости, успехи и процветание. Оставалось только скрепить взаимное признание в любви страстным и нежным поцелуем и ждать новых чудес.        И они не замедлили явиться в лице молодых отморозков, терроризировавших их район. Два мерзавца скрутили руки Сене, остальные во главе с вожаком пытались раздеть до смерти перепуганную девушку. Как в той известной песне Высоцкого:   «Их было восемь - я один, держитесь гады» . . .   Ловким приемом самбиста  Сеня вырвался из рук молодчиков и страшным ударом ноги наглухо вырубил вожака пьяной компании. Пролетев несколько метров, вожак стукнулся головой о бетонный забор и замертво рухнул на землю. Испуганные и растерянные молодчики, оставшись без вожака, бросились врассыпную.  Сеня стоял рядом с бездыханным трупом и успокаивал бьющуюся в истерике девушку. Следующие кудесники в милицейской форме завели уголовное дело, расследуя которое, по всем существующим в мире законам, должны были закончить оправдательным приговором. Но на еврейское Сенино счастье убитый бандит оказался сыном важного чиновника из прокуратуры. Деятель от правосудия включил весь свой авторитет для того, чтобы Сеня был признан виновным в превышении оборонительных действий и применении запрещенного  приема каратэ. Вскоре он был отправлен в лагерь строгого режима в барак с самыми отпетыми преступниками. По своим каналам прокурор спустил в лагерь слух, что Сеня сидит за попытку изнасилования. Отец убитого подонка хотел любыми способами сломить волю и человеческое достоинство еврея, лишившего жизни его  единственного сына. Ему ли было не знать, что в тюрьмах и лагерях ненавидят и презирают преступников, сидящих по данной статье. По приказу «пахана» лагерной зоны Сеню должны были «опустить», что на блатном жаргоне означает самое позорное и презренное существование. Сосед по нарам, с симпатией относившийся к Сене, предупредил его о готовящейся расправе. «Сегодня ночью бугор со своими волками устроят тебе темную, «пахан» дал вольную обслужить тебя по полной программе»,- шепнул он, стоя в очереди за баландой.
     Бугор по кличке «Волчара» был безраздельным хозяином барака, он и его дружки не работали, за них выполняли норму другие заключенные. Поздней ночью Волчара  со своими подельниками набросились на приговоренного и. . .  долго избивали подушку и телогрейку, которые изображали якобы спящего Сеню. Когда они подустали, он сам ринулся в атаку. Терять было нечего, он знал, что идет на смерть. Единственным его желанием было, - дороже отдать свою жизнь. Применив приемы самбо и каратэ, он разметал зеков и, почти теряя сознание, вцепился своими мощными руками в загривок бугра, а зубами в горло и свалился вместе с ним на бетонный пол барака. Он не разжимал зубов до прихода врача из лагерного лазарета.  Его долго били ногами, потом порвали рот, пытаясь разжать челюсти.  И, в конце концов, кровавое месиво из Сениного тела и бездыханный труп Волчары отправили в морг. Два трупа зарегистрировал лагерный врач в ту страшную ночь. Но в морге Сеня проявил признаки жизни, до смерти напугав сторожа морга. И после долгих месяцев лечения вернулся в барак. Лагерная блатная верхушка дозналась,  что Сеня сидит по статье «неумышленное убийство», и за мужество и храбрость его назначили бугром барака, присвоив ему кличку «Волкодав».
 «По всем законам и понятиям я должен был остаться на том свете, - сказал Сеня, смакуя ароматный коньяк. - Но, видимо, кому-то там,- он показал пальцем вверх,- нужно было,  чтобы я еще пожил на этом. Очень помог мне мой сосед по нарам москвич. Он тоже еврей, его зовут Лёва, тянул «десятку», его подставили свои же. Мы с ним дружим, сейчас он стал бизнесменом, живёт в Москве.
 Моя невеста после моего ареста постоянно молила Б-га, чтобы я вернулся живым и невредимым.  Видимо, ее молитвы дошли до адресата, и она стала верующей. Дважды моя суженная приезжала ко мне в лагерь на свидания, а затем с родителями и, родившимся после наших свиданий сыном, уехала на постоянное место жительства в Израиль. Живут они в каком-то религиозном поселении в Шомроне, - сказал Сеня, разливая в стаканы остатки коньяка, - и вот я еду к ним, оттянув двенадцать лет, что называется от звонка до звонка. За это время многому научился,  - сказал он и виртуозно рассыпал колоду карт на столе.- У меня на руках всегда выигрышный  вариант, без всяких усилий могу открыть и вновь закрыть любой сложный замок, ударом пальца вырубить самого сильного человека, ну и многое другое»…
 Бутылка армянского коньяка незаметно опустела. Алекс стал искать ключи от чемодана, чтобы достать вторую и продолжить застолье.  Как назло их нигде не было, видимо затерялись в других брюках или куртке. Сеня подошёл к чемодану, внимательно  осмотрел замок, поковырял его длинным ногтём пальца мизинца, затем щёлкнул, и секретный кодовый замок открылся. Поражённый виртуозным мастерством Сени, Алекс достал бутылку молдавского коньяка «Белый аист» и собрался её открыть:
– Не будем смешивать, у меня есть ещё пару бутылок армянского, - остановил его Сеня.
- Ну, тогда мою бутылку разопьём в Израиле, - согласился Алекс. Они раскупорили вторую и до поздней ночи, вернее раннего утра Сеня рассказывал об ужасах и суровых законах лагерной жизни.
Почти весь следующий день они проспали. Вечером следующего дня самолёт польской авиакомпании приземлился в аэропорту имени Бен - Гуриона. С первой же минуты началась израильская неразбериха, багаж многих пассажиров, в том числе и Алекса, был утерян. Репатрианты носились по залу, разыскивая свои вещи, встречавших родственников и представителей Сохнута. Сеню встречала группа религиозных людей. Молодая, библейской красоты женщина с симпатичным мальчиком лет десяти, первой подошла к нему, они короткое время смотрели друг на друга, затем слились в долгом объятии. Рядом с ними, прижавшись к маме, стоял мальчик с пейсами - сын Сени. Алекс прощально махнул рукой дорожному попутчику и стал заниматься своими делами. Очень скоро он столкнулся с реальными олимовскими проблемами. После многих жизненных разочарований, ударов и открытий, он обосновался в одном из городов Израиля. Каждый раз, открывая дверцу бара, в которой вот уже двенадцатый год среди разных бутылок стоял нераспечатанный молдавский коньяк « Белый аист», он вспоминал драматическую историю Сени–волкодава. «Интересно, где он. Смог ли найти себя в новой жизни, может быть, опять вернулся в страну исхода? Не каждому удаётся найти свою нишу на Земле Обетованной»,- думал он…
Этой осенью близкие друзья пригласили Алекса с женой отметить праздник в большой, красочно украшенной Сукке. «Приходите, не пожалеете, будут интересные люди и лектор, историк – иудаист»,- зазывали они. Алекс уже не раз  слышал о популярном лекторе – историке и мечтал послушать его. В Суке за празднично накрытым столом сидели гости и ждали появления знаменитого лектора. Вошёл мужчина средних лет в строгом тёмном костюме с кипой на голове. Был он  выше среднего роста, стройный и подтянутый, с окладистой бородой и добрым открытым лицом, только в серо-голубых глазах его, словно  чёртики, играли искорки смеха. Алекс подошёл к нему, встал напротив, вопросительно глядя ему в глаза. Лектор Шимон, так теперь звали Сеню-Волкодава, удивлённо смотрел на человека, бесцеремонно разглядывавшего его. Видимо, жизнь изрядно потрепала уже немолодого Алекса. Он вдруг почувствовал, как его сжали в медвежьих объятьях. – «Сенька, ты меня же задушишь»,- радостно закричал Алекс, освобождаясь из стальных маховиков Сени. После лекции он забрал Шимона к себе домой.
 За бутылкой старого молдавского коньяка они продолжили разговор «за жизнь». Шимон рассказал, что живёт в одном из религиозных  поселений Шомрона с женой и пятью детьми, что закончил высшее религиозное заведение, защитил диплом доктора богословия, что глубоко изучает историю, занимается археологическими раскопками. Жена–учительница,  преподаёт в религиозной школе, старший сын – офицер  элитных войск, изучает Тору. Младшие дети ходят в школу и детские сады. Всё как у людей. На вопрос Алекса, как он относится к выселению жителей Гуш-Катива и других поселений, Шимон ответил:  – «Всё в руках Всевышнего, я уверен, что Он не допустит нарушения своей воли, сколько бы эти волки не суетились. Уж я-то знаю силу и мощь Его деяний». Кого имел в виду ребе Шимон, называя волками, Алекс почему-то забыл спросить.
 
Аркадий Иноятов (Авраам Аркин)
 

Национальная кухня

Ингредиенты: 250 г нарезанной кубиками курицы, подготовленной согласно требованиям еврейской религии;
На портале Asia-Israel публикуются материалы без редакторской правки. 
Редакция портала может не разделять точку зрения авторов.

 
 
 

© 2008 - 2017 Asia-Israel. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на «AsiaIsrael» обязательна.