Мой Израиль #14 - Апрель 2017  |  Мой Израиль #13 - Январь 2017  |  Мой Израиль #12 - Октябрь 2016  |  Мой Израиль #11 - Август 2016  |  Мой Израиль #10 - Июнь 2016  |  Женский мир - январь #175  |  Незабываемые события и яркие эпизоды из биографии Рены Левиевой  |  БУХАРСКИЕ ЕВРЕИ // КНИГА ПАМЯТИ // Р.А. ПИНХАСОВ  |  Видео-энциклопедия  |  Энциклопедический справочник  |  Связаться с нами  |  Encyclopedia in English  |  

Лента новостей
12/12/2017 08:12
Нападающий сборной России и "Зенита" поразил пустые ворота, не попав в них с метра
12/12/2017 11:20
Чужой земли мы не хотим ни пяди, но и своей вершка не отдадим…
12/12/2017 09:50
Маленькая победоносная война, белая лошадь и универсальный Иерусалим
12/12/2017 08:33
В Израиле умер духовный лидер "литовских" евреев, родившийся при царе Николае II
12/12/2017 09:17
Байкал тряхнуло
12/12/2017 09:29
Гендиректор Comedy Club принес ингушам извинения за "намек на лизнуть эскимо"
12/12/2017 09:40
Суд определил меру пресечения Саакашвили
12/12/2017 10:14
В Крыму уничтожен снабженный пулеуловителем и бойницей броневик Натальи Поклонской
12/12/2017 10:43
Полиция: нью-йоркский террорист подорвал себя за Газу
12/12/2017 10:48
Россиян пугают "тур де трансом" в Израиль: сами израильтяне не советуют лететь сюда



Отдых в Израиле и за рубежом
 

Лидия Бачаева - Деятельность

Back
Домашняя >> У книжной полки >> Лидия Бачаева - Деятельность


Так сложилась, что всю свою жизнь я прожила рядом с моими родителями, Мордехаем Бачаевым (Мухибом) и Кларой (Левиевой в девичестве). Отец был литературным работником, мама училась в мединституте. В 1938 году отца посадили в тюрьму, а затем сослали в лагеря на долгие 15 лет, обвинив в «еврейском буржуазном национализме», после чего маме пришлось прекратить учебу и пойти на работу.
После школы я окончила геологический факультет Среднеазиатского  Государственного Университета, работала в Институте Геологии  Академии наук Таджикистана младшим научным сотрудником, потом в Институте Сейсмологии. Потом была аспирантура под научным руководством профессоров Сараджан Юсуповой и  Василия Ивановича Попова (Институт Физики Земли).
В 1972 году началась борьба семьи за выезд в Израиль. Мне пришлось оставить работу. В июне 1973 года вместе со своим сыном я репатриировалась в Израиль. Родители и братья находились уже здесь. Осенью того же года вспыхнула война Судного дня. Ульпан был не долгим. Началась моя работа инженера-дорожника в Иерусалимском муниципалитете, которая длилась 22 года, вплоть до выхода на пенсию.
Продолжу о родителях. С ними я проводила все свое свободное время. Я всегда смотрела на них с восхищением. Это был поистине «союз нерушимый» двух любящих, преданных друг другу людей, бесконечно заботливых, готовых стоять друг за друга горой в любой ситуации, перед любыми невзгодами. Они были также очень внимательны и дружелюбны в своих отношениях с друзьями, радушно принимая их у себя и одаривая новыми книгами. Чтение газет и книг занимало у них все свободное время, а потом прочитанное обязательно обсуждалось. Кроме «Бухарской газеты» и «Меноры» папа регулярно покупал и читал газету «Едиет ахронот» и обсуждал все новости с мамой. Отец также получал в подарок книги от многочисленных авторов, писавших как на русском, так и на бухарском языках. Ни одна из этих книг не осталась не прочитанной – он читал, делая свои пометки на полях. Были авторы, книги которых он совершенно бескорыстно редактировал или рецензировал.
Я вспоминаю вечера, проведенные в обществе своих родителей. Мама со светящейся улыбкой просит отца прочитать что-нибудь, она-то уже слышала, папа уже читал ей. Мама – первая слушательница и большой ценитель  поэзии. Она хочет и нас, детей, приобщить к удовольствию, которое сама испытывает. Обычно это новые стихи. Отец читает и по ходу объясняет непонятные для нас (русскоязычных) слова. Вот он читает стихи, связанные с переживаниями его молодости. Подбородок дрожит, голос хрипнет и срывается. Он вновь переживает прошлое. Как сейчас, помню веселье, охватившее нас, когда он в лицах читал свою басню «Обещанья петуха» (Ваъдаи хурус»). Так вечер за вечером, день за днем я училась понимать свой родной язык, любить прекрасную, полную смысла и чувств поэзию отца. Занимаясь переводами и изданием трудов отца, я стала глубже вникать и чувствовать язык. И именно теперь мне так не хватает моих дорогих родителей...
Меня всегда поражала необычайная трудоспособность, сила духа и воли отца, этого немолодого и нездорового уже человека, пережившего тяжелые годы тюрем и ссылок. У него, после неудачной операции в Союзе, было полностью потеряно зрение одного глаза, да и второй был дважды прооперирован в Израиле. Кроме того, он смолоду болел туберкулезом легких, и только беззаветная любовь мамы, ее преданный уход и всесторонняя поддержка помогли отцу за годы жизни в Израиле совершить свой творческий подвиг.
Впервые в Израиле он организовал радиопередачи на языке бухарских евреев. В том же году стал одним из основателей ежемесячного журнала «Ха-Тхия», в котором печатались его стихотворные произведения.
В течение нескольких лет отец работал над своим монументальным прозаическим произведением «Дар чуволи сангин» («В каменном мешке») – книгой воспоминаний в двух томах, которая охватывает промежуток времени почти в 30 лет. Это воспоминания отца о детских и юношеских годах, описания событий, связанных с жизнью бухарских евреев в годы Бухарского эмирата, царизма, советской власти и, главное, в период разгула большого террора. Это своего рода важный исторический документ  о культурной жизни бухарских евреев в период  сталинского режима. Будучи одним из миллионов репрессированных советских граждан, отправленных за решетку по сфабрикованным обвинениям, отец пишет  документальную книгу о тюрьмах и лагерях сталинской эпохи. На языке бухарских евреев книга такого содержания издавалась впервые. Отец сам напечатал ее, как и все последующие книги, на своей печатной машинке, сам отредактировал и сдал в печать офсетным способом. Финансовую поддержку в издании книги оказали Брит Йоцей Бухара  и Ха-Игуд Ха-Олами шель ехудей Асия. После выхода книги в свет в 1988-1989 годы встал вопрос о переводе ее на иврит. Папа задумался, ведь надо было найти переводчика, который бы знал бухарский язык и иврит, а также умел бы прочесть книгу на кириллице. Родители были ограничены в средствах, и папа не мог обращаться к специалисту по переводам. Я посоветовала ему обратиться за помощью к его брату Иегуде Бачаеву, который уже 40 лет жил в Израиле и неплохо владел ивритом. Вместе с тем, приехав сюда юношей, он хорошо еще помнил русский и бухарский языки. В течение года папа ездил к Иегуде в Натанию, прочитывал вместе с ним и обсуждал текст каждой главы на бухарском языке, затем снова ехал к брату за переведенной главой, перечитывая и проверяя точность перевода. Здесь я хочу отметить, что отец прекрасно читал на иврите и достаточно хорошо знал его.  Так, главу за главой, они постепенно перевели оба тома книги на иврит, а затем передали ее на редакцию Беньямину Бен Давиду. Бен Давид неоднократно рассказывал мне, что ему пришлось много работать над редактированием книги, но и после его редакции есть еще над чем поработать. Теперь, когда имеется перевод книги на русский язык, есть смысл отредактировать ее вновь на иврите с хорошим переводчиком. Книга заслуживает этого. Таким образом, в 1990 г. книга «Дар чуволи сангин» была впервые опубликована в переводе на иврит.
    Параллельно с книгой «В каменном мешке», по заказу Стокгольмского Института переводов Библии, отец впервые осуществил перевод Ветхого и Нового Заветов Библии (1380 страниц), а также Библейский словарь (1080 страниц) на таджикский язык. Я специально отмечаю количество страниц переводов, чтобы было понятно насколько этот труд грандиозен. Перевод получил высокую оценку и признание за качество, за классический таджикский язык и за высокий стиль как в Институте переводов, так и читателями в Таджикистане. Этот колоссальный труд познакомил читателей-таджиков с нашей еврейской Торой. В 1992 г. «Библия» была издана Стокгольмским Институтом переводов Библии. Издание «Библейского словаря» приурочено к 40-летию Института переводов в марте 2013 г.
Отца в Таджикистане, после издания «Библии», уже знали как переводчика Священной книги по имени Мордехай Бен-Хия Бачаев. В 2010-2012 годах в дар читателям Таджикистана мною было отправлено около 45 комплектов семитомника Мухиба «Куллиет». Книги были переданы министру культуры Таджикистана Президентом Конгресса бухарских евреев России и СНГ Яковом Левиевым. Теперь таджикский читатель познакомился с писателем и поэтом Мухибом и полюбил его. В 2012 г. Союз писателей Таджикистана, высоко оценив творчество Мухиба, посмертно наградил его за ценный вклад в литературу высокой наградой «Нишони сухан».
В мае-июне 2012 г. мне довелось побывать в Душанбе в составе делегации бухарских евреев из Израиля. Я созвонилась с бывшим директором Института Сейсмологии, в котором проработала несколько лет, Собитом Негматуллаевым. Хотелось расспросить о своих бывших коллегах и, по возможности, встретиться с ними. Оказалось, что некоторые из них уехали из Таджикистана, а некоторых уже нет в живых. С. Негматуллаев в 1988-1995 годы был избран Президентом АН Таджикистана, и вот что он рассказал мне о моем отце: «Ваш отец, Бачаев Мордехай, в 1992-1993 годы перевел в дар АН Таджикистана 10 тысяч долларов США». Далее он написал мне письмом, я попросила его об этом, так как не была уверена в том, что правильно поняла его рассказ (цитирую часть письма): «...перевод 10 тысяч $, сделанный Вашим отцом, был предоставлен Отделению общественных наук для оплаты командировочных расходов сотрудникам институтов этого отделения. Я встречался с Талбаком Назаровичем Назаровым. В октябре 1992 г. он был вице президентом нашей Академии, позже – министром иностранных дел нашей страны, а сейчас – член президиума Академии. В 1993 или 1994 г. он совместно с Ахрором Мухтаровичем Мухтаровым за счет этих средств был командирован в Израиль для участия в работе конференции. Их опекал бывший сотрудник нашей Академии проф. Михаэль Занд.
С Вашим отцом наши академики не встречались, так как он тяжело болел, но через проф. Занда он передал два комплекта книг своих работ. По информации Т.Н. Назарова наряду с работами  и переводами были и книги его стихов. Два комплекта книг хранились у Мухтарова...» 
Далее, я позвонила проф. Занду и рассказала ему об этом письме. Он подтвердил, что, действительно, указанные выше лица были в Израиле на конференции, и проф. Занд опекал их. Меня поражает во всей этой истории то, что никто об этом ничего и никогда не узнал. Отец был очень скромен и считал: сделал мицву (доброе дело) – забудь о ней. В тот период в Таджикистане была война, отец просто решил помочь организации, в которой работал.
При жизни отец за 34 года, проведённых в Израиле, издал около 20 своих книг стихов и прозы. Благодаря моим родителям я училась родному языку и знакомилась с творчеством отца. После кончины мамы в 2005 году мы вместе с отцом  в память о маме издали книжку карманного формата «Рубайи», которая содержит около 200 папиных рубайи – маминых любимых стихов. В течение 2006-2007 годов при поддержке Всемирного Конгресса Бухарских евреев и Объединения Бухарских евреев в Израиле был издан семитомник произведений Мухиба «Куллиет». В редакционную колегию этого издания вошли проф. Михаил Занд, д-р Ханна Толмас, литератор Хагай Исхаков. Я была составителем семитомника, в создании которого отец принимал самое  непосредственное участие до последних дней жизни. Еще при его жизни из печати вышли первых четыре тома, которые он прижал к груди, будучи уже тяжело больным. Книги отца мною разосланы в разные страны, библиотеки и учебные заведения.
После кончины отца в 2007 году по совету проф. Занда, избравшего также и название будущей книги («Ёдномаи Мухиб»), я стала собирать материалы для книги «Памяти» отца. Параллельно с этим по просьбе Института переводов Библии я готовила к изданию Библейский словарь, переведенный отцом на таджикский язык  еще в 1996 году. Этот словарь, как говорилось выше, будет издан в Швеции к сорокалетию Института переводов в 2013 году. Редактором этого большого труда стал литератор Хагай Исхаков.
В 2008 году  я продолжила начатый отцом перевод книги «В каменном мешке» на русский язык. Перевод стихов на русский язык для этой книги был осуществлен поэтом Робертом Бангиевым, редактировали книгу писатель Юрий Моор-Мурадов и редактор «Бухарской газеты» Яир Аксакалов. Таким образом, к столетию отца я издала две книги – «Ёдномаи Мухиб» (Памяти Мухиба), главный редактор проф. Виктор Лебедев-Бохман, и книгу «В каменном мешке» на русском языке в двух томах. В этом же году Союзу бухарскоязычных писателей Израиля было присвоено имя Мухиба, а к столетию поэта была учреждена премия имени Мухиба. В эти дни муниципалитет города Петах-Тиква в Израиле решил именем Мухиба назвать одну из улиц города.
В 2010 г., совместно с переводчиком Антоном Паперным, я была занята переводом отдельных стихов отца на иврит. Книга переведенных на иврит стихов к столетию Мухиба была издана Институтом Яд Бен-Цви в 2011 г.
     Я с большой благодарностью считаю необходимым отметить, что бухарская община очень бережно относилась к творчеству Мухиба и к нему самому. Не раз – и при жизни его, и после кончины – проводились творческие вечера. Широко были отмечены его 90- и 95-летия. Затем, после ухода из жизни, в апреле 2011 г. отмечалось 100-летие  в концертном зале Холона и в Центре культуры бухарско-еврейской интеллигенции «Муза». Особо хочу остановиться на деятельности «Музы», которая основана исключительно на энтузиазме его руководителей, поэта Роберта Бангиева и оперной певицы Мирьям Юсуповой. Роберт Бангиев, высоко оценив мой вклад и в распространение, и в переводы книг Мухиба, назвал меня мухибистом. Он убеждён, что это слово должно стать новым, достойным термином в литературе. Ибо творчество Мухиба находится только в начале своего исследования.
В 2012 г., также совместно с переводчиком Антоном Паперным, мною был подготовлен к изданию перевод на иврит книги Мухиба «Панч достон» – «Пять поэм» на библейские темы. Перевод этой книги осуществлен по инициативе Института Яд Бен-Цви. Сейчас она находится в процессе графики и, я надеюсь, будет издана в 2013 году.
Сегодня я продолжаю работать, у меня еще много незавершенных дел и планов на будущее, связанных с творчеством отца. Я очень надеюсь, что Б-г поможет мне закончить все мои начинания.

С уважением, Лидия Бачаева.
 

Национальная кухня

Ингредиенты: 250 г нарезанной кубиками курицы, подготовленной согласно требованиям еврейской религии;
На портале Asia-Israel публикуются материалы без редакторской правки. 
Редакция портала может не разделять точку зрения авторов.

 
 
 

© 2008 - 2017 Asia-Israel. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на «AsiaIsrael» обязательна.