Мой Израиль #14 - Апрель 2017  |  Мой Израиль #13 - Январь 2017  |  Мой Израиль #12 - Октябрь 2016  |  Мой Израиль #11 - Август 2016  |  Мой Израиль #10 - Июнь 2016  |  Женский мир - январь #175  |  Незабываемые события и яркие эпизоды из биографии Рены Левиевой  |  БУХАРСКИЕ ЕВРЕИ // КНИГА ПАМЯТИ // Р.А. ПИНХАСОВ  |  Видео-энциклопедия  |  Энциклопедический справочник  |  Связаться с нами  |  Encyclopedia in English  |  

Лента новостей
20/11/2017 19:51
Министр обороны Израиля заявил, что Россия и Иран вынуждают увеличить военный бюджет
20/11/2017 20:01
"Юля идет в гости" – к Дмитрию Дубову
20/11/2017 20:34
Опрос: россияне винят Путина в бедности, коррупции и в том, что развел вокруг себя воров
20/11/2017 20:58
Трамп объявил Северную Корею спонсором террора – санкции будут завтра
20/11/2017 21:16
Сборную Украину по футболу в случае победы не выпустили бы в Россию
20/11/2017 11:09
Израиль и евреи
20/11/2017 13:02
Не надо опускать себя до оскорбления
20/11/2017 10:19
ЦАХАЛ приступил к масштабным учениям на юге страны
20/11/2017 10:46
Полиция занялась авторами и распространителями "фотожабы" Ривлина в куфие
20/11/2017 10:48
Источник: Мугабе согласился уйти в отставку



Отдых в Израиле и за рубежом
 

Круг доброты

Back
Домашняя >> Общественные деятели >> Круг доброты

К Р У Г    Д О Б Р О Т Ы 

ИОСИФ  БАБАЕВ  
Посвящается светлой памяти Юно Израилевича Исхакова                                       

                                                     ОЧЕРК

     Свою научно-педегогическую деятельность я начинал в 1965 году в 27-летнем возрасте на Химико-технологическом факультете Ташкентского Политехнического института на кафедре  «Экономика промышленности». Научным руководителем моей диссертации был к.э.н. доцент Зиновий Израилевич Цунц, он то и познакомил меня  с Юно Израилевичем Исхаковым, первым доктором экономическтх наук в Средней Азии, профессором кафедры «Политэкономия» этого же института.                                                                      
В первой беседе с ним он сказал: «Вы не пожалеете, перейдя на нашу кафедру, здесь намного глубже поймете суть экономических категорий и законов, механизм их действия. Думаю вам будет интересно еще и потому, что на нашей кафедре работают доценты высокой квалификации, востребованные в аппарате обкома и ЦККП Узбекистана.»   

     А дело было так. Каждый год в числе других специалистов наш факультет выпускал также и инженеров-технологов для заводов масложировой, вино-водочной и пивоваренной промышленности, обеспечивая кадрами немногочисленные предприятия пищевой отрасли не только Узбекистана, но и других республик Средней Азии и юга Казахстана. Постепенно заводы полностью укомплектовали свои штаты инженерами-технологами и возникла проблема  трудоустройства каждого нового выпуска. Министерство высшего образования приняло решение об уменьшении приема абитуриентов по этим и другим специальностям. В этой связи, уже в 1975 году на нашей кафедре встал вопрос о сокращении преподавательского состава,  то есть речь шла о нас двоих: либо меня, либо Зиновия Израилевича. Но прежде всего это грозило пожилым преподавателям пенсионного возраста, несмотря на то, что именно они обладали глубокими знаниями и педагогическим опытом, и, естественно, большим   авторитетом на кафедрах и в студенческой среде. Полный курс «Экономика и организация пищевой промышленности»,включая лекции, семинарские занятия, а также курсовые и дипломные проекты   студентов дневного и вечерне-заочного обучения на кафедре между нами был разделен: по  специальностям «Технология жиров» вел З.И.Цунц, а по «Технология вино-водочного производства и пивоварения» вел я. Мой шеф стал нервничать, понимая, что по возрасту он первый кандидат среди кандидатов наук на «почетные проводы» на пенсию. 
                                                     
                                                           2

За годы совместной работы мы сошлись с ним, стали друзьями, совместно писали статьи и брошюры, а кроме того я не забывал о его  роли  в завершении и защиты кандидатской диссертации. Ощущая некоторую неловкость перед ним,  успокаивал себя тем, что выбор от меня не зависит – это судьба. Однако, как оказалось, я ошибался и выбор зависел именно от меня.    
     Тем временем, уважаемый мною коллега не дремал и не отдавался воле всесильных обстоятельств, а нашел блестящий выход из положения. Он выяснил, что на кафедре «Политэкономия», руководимой длительное время Юно И. Исхаковым, с которым он был знаком, встречаясь  на общеинститутских   партсобраниях, имеются вакансии старших преподавателей и доцентов. У него возникла блестящая идея: перевести меня, бухарского еврея, на кафедру, где заведующим был тоже бухарский еврей! Справедливости ради надо сказать, что кафедра «Политэкономия» тогда действительно нуждалась в педагогических кадрах, у Юны Израилевича были  еще две вакансии и на одну из них он принял    кокандца, ныне покойного Исаака Давыдовича Якубова на должность старшего преподавателя. Этими эпизодами хочу подчеркнуть безоговорочный авторитет Юны Исхакова не только в руководстве одного из крупнейших вузов страны, но и всесильном партийном аппарате республики: нельзя забывать, что кафедра относилась к так называемым «социально-общественным» наукам и находилась под пристальным вниманием и контролем высших идеологических структур КПСС. Сам факт, что заведующий кафедрой – бухарский еврей – в один день принял на работу еще двух «своих» говорит о многом. В тот, советский период нашей жизни, это был поступок мужественного и уверенного в себе человека, не побоявшегося окрика «сверху», пересудов и инсинуаций в огромном коллективе преподавателей института. Ведь на «идеологические» кафедры кадры принимались решением парткома и ректора института. Кстати, в институте на разных кафедрах уже работали бухарские евреи: доцент Балхиев Марк Моисеевич – декан факультета повышения  квалификации инженеров строительных профилей; молодой доктор физики, заместитель заведующего кафедрой, всегда приветливый и улыбающийся Гулькаров Илья Семенович, ныне работает профессором Чикагского университета; на Авиа-строительном факультете профессор, зав.кафедрой «Аэрогидромеханика» Иосиф Рафаелович Якубов, доктор наук, ныне проживающий в Лос-Анджелесе;    на Геолого-разведовательном факультете – профессор, доктор геолого- минералогических наук Юрий Михайлович Фузайлов, а также  еще несколько человек, с которыми я не был знаком.
        Итак, новое место моей работы под началом Юно Исхакова. К моему удивлению весь предыдущий мой научный багаж здесь оказался совершенно недостаточным. На кафедре экономики мы преподавали студентам знания по конкретной экономике, здесь же была теория, наука о закономерностях хозяйственного развития общества. Пришлось заново и глубже постигать сложную, но очень интересную интеллектуальную науку, базирующуюся на философии «Капитала» Карла Маркса и других работах крупнейших западных экономистов и философов Х1Х века.  Мое былое представление, что смогу «легко 

                                                                 3

разобраться» рассеялось, как дым, пришлось очень вдумчиво углубляться в теорию. Воистину кафедра оказалась моим новым университетом…
        Останусь навсегда благодарным Юно Израилевичу, что попал в среду  эрудированных специалистов, сплоченных им в отличный творческий коллектив. Это были такие «зубры» политэкономии, как первый переводчик «Капитала» на узбекский язык Бори Вахидович Вахидов. Его, вместо награды, сталинские костоломы загнали в ГУЛАГ, затем реалибитировали, но никто из однородцев в других вузах не решался брать на «идеологическую» кафедру и только Юно Исхаков устроил его к себе на работу; сам Юно Израилович – первый доктор экономических наук в Средней Азии, заслуженный деятель науки, профессор; доценты Л.М. Фрейдович, Сазонова Е.Г., Боголюбова Е.Н. – выпускница МГУ, Садыков У.К., владевший несколькими языками и другие.
Коллектив, созданный Юно Исхаковым был не только высоко профессионален, он впитал в себя дух доброжелательного и товарщеского отношения друг к другу - качества, присущие ему самому. Это не было атмосферой вседозволенности и попустительства недостаткам, наоборот, критика приветствовалась, « - Однако,  критика - обоюдоострое оружие, - говорил он, - она должна быть конструктивной и доброжелательной, справедливой, не принижающей достоинство». Эту мысль я запомнил на всю жизнь. Он умел отсеивать важное и главное от второстепенного, случайного, был при этом принципиальным, но гибким и дипломатичным, то есть обладал чертами мудрого человека.
     Каждое заседание кафедры было для нас волнующим праздником общения единомышленников, мы хотели этих встреч. Юно Израилович был уверенным в себе многоопытным руководителем, его искренне уважали, а авторитет был непререкаем. В моменты острых дискуссий, при обсуждении текстов лекций, различных докладов, методик и  планов проведения семинарских занятий или анализов, так называемых, «взаимопосещений», оппонент иногда давал в резкой форме «принципиальную» оценку тех или иных методических подходов. Тем самым сводил на «нет» всю предыдущую работу преподавателя, над  ним, как бы  нависала невидимая, но тяжелая и беспощадная «рука партии» в лице партбюро, парткома и т.д., а это уже грозило прервать его научно-педагогическую карьеру - работа все же была сравнительно высокооплачиваемой. И именно в эти моменты вдруг раздавался решительный, спасительный, звонкий голос заведующего кафедрой: «Ну, коллеги, революция от этого не пострадает!» Он разряжал обстановку, люди облегченно вздыхали, дружески улыбались, далее дискуссия приобретала мирный характер.
Это бывало здорово! И уже потом, без него, усвоив эти мудрые уроки доброжелательства, мы часто повторяли эту фразу «Революция от этого не пострадает!» и всегда обстановка разряжалась.
      Впервые увидел его выступающим на каком-то активе профессорско-преподавательского состава института. Он был маленького роста, поэтому из-за трибуны виднелась только его голова, но говорил он громко, уверенно, внес конкретные предложения.и я видел, как ректор, в знак согласия, одобрительно   кивал головой. Для меня, тогда молодого человека, мало искушенного участием в   
                                                         
                                                               4

публичной жизни, было удивительным, что с трибуны столь значительного  форума, так легко, смело и убежденно выступает мой соплеменник, а главное видно, что предложения дельные и поддерживаются аудиторией и руководством института. Я гордился этим и, при случае, рассказывал друзьям и домочадцам.
       И еще был удивительный для того времени эпизод, когда по какому-то поводу зав.кафедрой пригласил всех членов кафедры к себе домой на товарищеский ужин. Супруга шефа обаятельная Тамара Пинхасовна приветливо встречала нас за празднично накрытым столом, со многими была лично знакома и называла их по имени и отчеству. Это было необычно, волнительно, да к тому же на кафедре гулял слушок, что доцент Вахидов в какой-то момент, в горячке, нагрубил заведующему, однако на ужин пришел. И вот, очередное слово-тост берет Вахидов. Все замерли.
-    Я с удовольствием принял приглашение на ужин в этот дом, где хозяином является наш шеф, - сказал он. В этом доме, все же, настоящей заведующей является  уважаемая Тамара Пинхасовна, - оратор сделал паузу, улыбнулся и шутливо добавил, - так что, в нашем коллективе по праву работают два заведующих.  Все поддержали его шутку дружным смехом. -  У нас дружный коллектив, - продолжал Вахидов, - и мы работаем под руководством Юны Израиловича, который всегда готов в любую минуту, любому из нас протянуть руку помощи и поддержки.  Это факт. 
     Все понимали о чем идет речь: репрессированного ученого рискнул принять на работу он – Юно Израилевич Исхаков. 
-  А то, что, порой, некоторые члены кафедры, - Вахидов обвел взглядом присутствующих и тычет себя в грудь, - то...
-     Мировая революция от этого не пострадает! – неожиданно громко вставляет Юно Израилевич. 
     Раздается взрыв смеха, все довольны, инциндент исчерпан и вечер удался на славу. Преподан еще один урок мудрости.
...   Хорошо помню ту, первую неделю и весь первый месяц после его неожиданной кончины, когда в его большом дворе проводили ритуал поминок. Самые знатные деятели и видные люди Ташкента, включая партийную и правительственную элиту, крупные ученые и его ученики – доктора и кандидаты наук из городов и вузов Средней Азии, узбеки, русские, ашкеназы, армяне, корейцы, татары приходили отдать последнюю почесть Человеку с большой буквы. Мы видели искренность их переживаний, слышали сердечную горечь в их речах, мы все вместе перживали утрату дорогого нам человека. Вот кто, воистину, заслужил бюст вечной памяти на кладбище в Ташкенте.
      В жизни людей, порой, судьба складывается  несправедливо: добрым, умным,  талантливым, большим труженикам приходится испытывать чрезмерные препятствия – несчатья, болезни, непонимание окружающих. А иным пустышкам, в общем-то бесполезным для общества людям, жизнь улыбается, создавая гладкие условия для спокойной, продолжиельной жизни. Но, если вы спросите первых, какую из судеб они бы выбрали, то ответ будет однозначным: «Выберу судьбу многотрудную, но яркую, интересную, насыщенную событиями, полезную людям.

                                                              5

       Рано, очень рано ушел от нас Юно Израилевич, не стал свидетелем многих судьбоносных событий в жизни своего народа, в жизни своей семьи. Но он успел сделать много доброго для людей, а поэтому всенародная память о нем сохранится на долгие времена. Чем глубже доброта сидит в человеке, в его душе, тем шире круг охватываемых им людей – не только родных, но и незнакомых или вовсе чужих. Видимо, именно таких людей причисляют к святым, их мало, но они есть. И наоборот, если круг доброты сужается, в конце-концов, превращается в точку, это значит, что доброта превращается в свою противоположность – эгоизм, имеющий свои многообразные и безобразные формы своего проявления. 
       В этой связи уместно помнить о группе благословенных людей, приложивших огромные усилия для сохранения общине Центра на 70-й. Вот оно – наглядное проявление Круга Доброты!  
      Жизнь и деятельность Юно Израилевича Исхакова, а также много других известных людей в общине заставляет задумываться над смыслом человеческого 
бытия и указывает путь к непреходящим ценностям, задумываться каждому   о личном Круге Доброты.




ИОСИФ  БАБАЕВ  
Посвящается светлой памяти Юно Израилевича Исхакова    

Отпр. «В.Т.» 5янв..2015, исправленный  вар. 


  

 
 

Национальная кухня

Ингредиенты: 250 г нарезанной кубиками курицы, подготовленной согласно требованиям еврейской религии;
На портале Asia-Israel публикуются материалы без редакторской правки. 
Редакция портала может не разделять точку зрения авторов.

 
 
 

© 2008 - 2017 Asia-Israel. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на «AsiaIsrael» обязательна.