Мой Израиль #14 - Апрель 2017  |  Мой Израиль #13 - Январь 2017  |  Мой Израиль #12 - Октябрь 2016  |  Мой Израиль #11 - Август 2016  |  Мой Израиль #10 - Июнь 2016  |  Женский мир - январь #175  |  Незабываемые события и яркие эпизоды из биографии Рены Левиевой  |  БУХАРСКИЕ ЕВРЕИ // КНИГА ПАМЯТИ // Р.А. ПИНХАСОВ  |  Видео-энциклопедия  |  Энциклопедический справочник  |  Связаться с нами  |  Encyclopedia in English  |  

Лента новостей
21/09/2017 09:26
После Мексики тряхнуло Индонезию
21/09/2017 09:45
Пхеньян: "собака" Трамп лает, караван идет
21/09/2017 10:22
В "Бен-Гурионе" совершил аварийную посадку самолет Lufthansa
21/09/2017 11:20
В районе Марса обнаружено загадочное космическое тело
21/09/2017 11:39
В Мексике пытаются добраться до погребенных заживо детей
21/09/2017 12:38
Рожденные в Латвии дети неграждан страны не получат гражданства
21/09/2017 12:45
На израильтян в Умани совершено покушение
21/09/2017 13:17
Израильские спасатели отправились в Мексику
21/09/2017 13:37
В Турции у здания суда произошла перестрелка
21/09/2017 14:02
Американские сенаторы потребовали от Нетаниягу держать слово



Отдых в Израиле и за рубежом
 

Команда молодости нашей (отрывок из романа «Тени прошедших лет)

Back
Домашняя >> У книжной полки >> Аркадий Иноятов (Авраам Аркин) - Писатель, поэт, журналист >> Команда молодости нашей (отрывок из романа «Тени прошедших лет)

Улица Челекская,
не забуду детства я.
Ту команду бравую,
Что прошла со славою,
По годам военным
в Самарканде древнем.
 
Детские и юношеские годы Алекса прошли в г. Самарканде на улице Челекской. Эти годы были самыми яркими, незабываемыми и радужными в его жизни. Небольшая, всего тринадцать дворов, тихая, скромная улочка находилась близко от центра нового города Самарканда, рядом со стадионом «Спартак». Начиналась она от угла улицы Карла Маркса и заканчивалась на улице Возрождения. В начале её протекал журчащий арык, который сворачивал в один из дворов в середине улицы. Население улицы было многонациональным и разночинным. Русские, армяне, евреи, татары, узбеки – проживали  в одноэтажных домах с большими дворами. Жили дружно, весело, разделяя общие радости и беды. Все дома были частными, за исключением двух: в одном находилась артель по производству протезов для безногих инвалидов, в другом, в самом конце улицы, городской радиоцентр. Артель работала в полную силу, так как безногих инвалидов в те послевоенные годы было предостаточно. В основном хозяева домов сдавали комнаты, и в каждом дворе проживало несколько семей. Владельцем большого дома, в котором проживала семья Алекса, был состоятельный бухарский еврей, друг отца из Бухары. В доме, протянувшемся во всю длину двора, было девять комнат, в которых проживали четыре семьи разных национальностей и один холостяк. Рядом с большими деревянными воротами в двух комнатах жила армянская семья. Тётя Ануш, красивая яркая брюнетка лет 33-35, воспитывала одна двух сыновей – 15-летнего Гену и 13-летнего Левона. Были они отпетой шпаной и грозой близлежащих улиц нового Самарканда.
 В те послевоенные годы Самарканд разделялся на три самостоятельных района – новый город, старый город и вокзальный. В каждом из них действовали свои уличные правила и законы. Отец Гены и Левы сразу после войны был отправлен на «курорты» Сибири, видимо, был военнопленным, и яркая красавица Ануш крутилась, как белка в колесе, чтобы воспитать и прокормить своих великовозрастных оболтусов.  
Следующие две комнаты занимала семья бухарских евреев, работавших в системе торговли. В середине дома две небольшие комнаты занимала узбечка с сыном Сабиром, 14-летним сорванцом, очень симпатичным, прекрасно игравшим в футбол. Две самые большие комнаты в доме арендовала семья Алекса, где росли трое мальчишек. В последней, маленькой комнате-пристройке жил огромный, похожий на дядю Стёпу, русский парень, водитель междугороднего грузовика. Приходил он с работы поздно ночью весь в копоти и мазуте. Никто не слышал и не чувствовал его присутствия всю неделю. Только по воскресным дням, чисто выбритый, в отутюженных брюках и белоснежной рубашке, он выходил погулять и вскоре возвращался, каждый раз с новой дамой сердца. Они запирались в его «хоромах» и гуляли от рубля и выше - аж до синего дыма. Доносившиеся из комнаты страстные звуки и стоны не могли не волновать нас, дворовых мальчишек. Тем не менее, отношения между пацанами были не идиллическими. Как водится, шла отчаянная борьба за лидерство.
     Сабир, прирождённый футболист, сколотил футбольную команду «Турбина». Название команды было взято из популярного в те годы фильма «Вратарь». Дворовые ребята по несколько раз смотрели эту киноленту, стараясь подражать её героям. Стать членом команды считалось делом чести для каждого мальчишки. Сам Сабир был играющим тренером, на воротах стоял бесстрашный и непробиваемый Алекс, лучшим нападающим считался Валька Пресняк, Валерка Фрейлих – центральным защитником с пушечным ударом, а неразлучные друзья Саша Коваленко и Амнон Иноятов – тандем разыгрывающих полузащитников. Спустя год футбольная команда стала называться «Челек» по названию улицы.
В соседнем дворе, рядом с Пресняком, проживала зажиточная семья, в которой рос мальчишка, наш ровесник. Отец семейства, горский еврей, возглавлял трикотажную артель, мать, еврейка из Греции по имени София, имела зубной кабинет в центре города. Сына они неосмотрительно назвали Германом, одно это раздражало мальчишек, чьи отцы и братья полегли на фронтах войны. Кроме того, мальчишка рос пакостником, задирой и забиякой.  Родители любили своего отпрыска безмерно. Каждый год родители Германа с большим размахом и шиком отмечали ему день рождения. На десятилетие любимого чада были приглашены важные гости, а также дворовые ребята, в том числе и Алекс. В разгар застолья отец именинника стал показывать гостям купленное новое охотничье ружьё. Герман неожиданно выхватил из рук отца ружьё и стал поочерёдно целиться в гостей. Все были в шоке, никто не знал, заряжено оно или нет. Только Валька Пресняк не растерялся, подошёл вплотную к Герману и как бы, между прочим, произнёс:  «А ну-ка дай посмотреть», и взял ружьё из рук на миг растерявшегося Германа. Инцидент был исчерпан.
 Не случайно честный, прямой и отчаянно смелый Валька был в авторитете на улице и в школе. Слово Вальки был закон, и малышня обращалась именно к нему за защитой. Еврейская супружеская пара Пресняков взяла Вальку-сироту на воспитание из детского дома. В семье Пресняков был славный красавец-кот, пушистый, добродушный и необычайно умный Тишка (Тихон Тимофеевич). Долгие годы, пока не был усыновлён Валька, Тихон пользовался привилегиями любимого ребёнка у бездетных супругов. Он всё умел и понимал с полуслова. Вальку он любил и опекал, как младшего братишку, охранял его голубей и их птенцов. Бедой всех мальчишек Челекской улицы были бездомные кошки, которые по ночам опустошали голубиные гнёзда. Тишка спал по ночам в голубятне, не подпуская хищных, вечно голодных кошаков в свои владения. С друзьями Вальки Тимофеич был приветлив, держал себя с достоинством, не допуская панибратства. Единственно, кого он недолюбливал, был Герман, у него он не брал даже куски жирного мяса, по тем временам большой деликатес. Герман, толстый, небольшого роста откормленный юнец, к тринадцати годам стал прыщавым, с большим, похожим на картофель, носом. У всех ребят были «кликухи», которые давали им точные характеристики. « Фриц» или «Шнобель» - так называли Генриха в школе и на улице. 
      Футбольная команда, созданная Сабиром, была непобедимой в округе, и самым заветным желанием ябеды Германа было играть в её составе. Футбольных талантов у него не оказалось, и Сабир в категорической форме отказал ему. Но на следующий день он  предложил Герману амплуа запасного вратаря, с условием, что тот уговорит своего отца обеспечить футбольной команде приличную форму. В те тяжёлые годы о футбольной форме не мечтали и признанные команды, а Сабиру, благодаря его восточной смекалке, удалось экипировать своих подопечных. «Шнобеля» ставили стражем ворот лишь тогда, когда «Турбина» выигрывала с крупным счётом.
В одну из тренировочных игр, в школьном дворе Валерка Фрейлих мощным ударом отправил мяч прямо в окно библиотеки и, вдребезги разбил стекло. Ребята договорились между собой не называть виновника. Директор провёл расследование, и Герман раскололся. Валеру воспитывала родная тётя, родители погибли на фронте, и вставлять разбитое стекло одинокой женщине было не по карману. Группа ребят во главе с Валькой Пресняком решила проучить доносчика. Они заманили его в школьный туалет, закрылись изнутри и выкрасили фиолетовыми чернилами мужские достоинства стукача. События эти происходили весной, в дни православной пасхи, когда все дети из христианских семей приносили в школу крашенные, варённые куриные яйца, разбивая их, стукая одно о другое. Разбитое яйцо доставалось сопернику. Чемпионом по разбиванию крашенных яиц был Лёва Газаров. Он обладал «золотым» яичком, о которое разбивались все остальные. Однажды он поделился секретом с Алексом. Оказалось, что он слепил из глины форму куриного яйца, обжёг его, выкрасил в бронзовой краске, и таким образом добывал себе и брату калорийную пищу в те послевоенные несытые годы.
Алекс столкнулся с Германом в дверях туалета. Лицо его было пунцовым, глаза залиты слезами, болью и ненавистью. – «Что с тобой?» - спросил Алекс.  Тот молча пролетел мимо. У дальней стены стоял Валька с друзьями и довольно потирал, испачканные чернилами руки.
Герман был мстителен и злопамятен, мстил он по-чёрному, стараясь нанести удар ниже пояса.  После экзекуции в туалете Герман сбежал с уроков, и его долго искали родители. Тётя Соня, мама Германа, пришла к Алексу вся в слезах, умоляла разыскать пропавшего сына. Алекс знал, что Герман часто проводил свободное время на чердаке их дома,  в закутке над квартирой тёти Ануш, он сам с собой играл в «войну», собрав из перьев ручек две противоборствующие армии, или набивал руку в «ножички».
Алекс забрался на чердак через круглое чердачное окошко над пристройкой дяди Стёпы. В душном полумраке он разглядел сидевшего в углу Германа. Подойдя к нему,  Алекс сказал: - «Шел бы ты скорей домой, твоя мама подняла шухер на всю улицу». Герман посмотрел сверху вниз на Алекса, глаза его были полны слёз и ненависти. Он показал пальцем на потолок в углу. Глаза Алекса уже привыкли к темноте, и он увидел висевшего на верёвке кота Тишку. Видно было, что Тихон Тимофеевич давно отошел в мир иной, холённый, пушистый красавец-кот превратился в длиного, худого и обвислого кошака. Верно говорят: «смерть никого не красит». Алекс чуть было не потерял сознания.
- Гад!  Гитлер!  Фашист! - Он кричал, бил и преследовал Германа до чердачного окна. Тот, закрыв руками лицо, бежал по длинному проходу к спасительному выходу. Если бы он не выпрыгнул на крышу пристройки, чудом не сломав себе ноги, то чем бы закончился этот инцидент, неизвестно никому. Германа больше никто не видел, ни в школе, ни во дворе. Валька Пресняк ходил мрачнее чёрной тучи. Тихона Тимофеевича хоронили в конце Валькиного двора. Все мальчишки и многие взрослые пришли проститься с верным, преданным, хвостатым другом.
Семейство Германа срочно выехало из Валькиного двора в неизвестном направлении. Соседи поговаривали, что даже в милиции им посоветовали поменять место жительства, дабы не усугублять конфликт. Их вообще больше никто не видел в Самарканде. Так улица Челекская отторгла от себя инородное тело. Лишь много лет спустя, «жизнь-насмешница» вновь скрестит дороги Алекса и «Шнобеля», вначале в Москве, а  затем в Израиле.
Более полувека промчалось со скоростью ракеты. Многие жители  Челекской разъехались по разным городам и странам. Сплочённость и взаимовыручка были необычайно высоки, особенно у бухарских евреев. Эти редкие в наше время качества были заложены нашими дедами и отцами, светлая  им память и благодарность.  Представители старшего поколения умели читать на иврите. На семейных торжествах и еврейских праздниках произносили положенные молитвы и благословения, соблюдали шабат, а главный тост, произносимый в застолье, звучал так:  «Лехаим! В будущем году в Иерусалиме!»
Наши деды и отцы полностью выполнили завет Всевышнего: построили дома, посадили деревья, оставили после себя достойное потомство.
А как же сложились судьбы членов футбольной команды «Челек»? Сабир долгое время играл в команде мастеров спорта в Самарканде, затем в Ташкенте, стал профессиональным тренером. Амнон Иноятов з. л., заслуженный экономист России, выпускник МГУ (умер в 2000 году); Саша Коваленко, доктор медицинских наук, писатель и журналист, одно время занимал пост зам. министра Каракалпакии; Валентин Пресняк, видный учёный-физик, работал в области космонавтики; Валера Фрейлих закончил Самаркандский университет, химик, в настоящее время живёт в Израиле, в Бат-Яме; Левон Газаров, начальник цеха обувной фабрики в Самарканде; Альберт и Эдуард Хашаевы, жители Австралии, а их родная сестра, учительница Роза Хашаева, живет в Израиле в г. Рамле. О других членах команды у Алекса нет сведений.
 
Где ж вы, парни  бравые, что прошли со славою
По годам послевоенным, в Самарканде древнем?
Кто живет в Америке, кто давно в Израиле,
А кого судьба - злодейка в другую жизнь отправила.
Но где бы мы не находились, с нами детства та команда –
Улица Челекская, звёзды Самарканда!

Аркадий Иноятов (Авраам Аркин)

 

Национальная кухня

Ингредиенты: 250 г нарезанной кубиками курицы, подготовленной согласно требованиям еврейской религии;
На портале Asia-Israel публикуются материалы без редакторской правки. 
Редакция портала может не разделять точку зрения авторов.

 
 
 

© 2008 - 2017 Asia-Israel. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на «AsiaIsrael» обязательна.