Мой Израиль #14 - Апрель 2017  |  Мой Израиль #13 - Январь 2017  |  Мой Израиль #12 - Октябрь 2016  |  Мой Израиль #11 - Август 2016  |  Мой Израиль #10 - Июнь 2016  |  Женский мир - январь #175  |  Незабываемые события и яркие эпизоды из биографии Рены Левиевой  |  БУХАРСКИЕ ЕВРЕИ // КНИГА ПАМЯТИ // Р.А. ПИНХАСОВ  |  Видео-энциклопедия  |  Энциклопедический справочник  |  Связаться с нами  |  Encyclopedia in English  |  

Лента новостей
20/11/2017 19:51
Министр обороны Израиля заявил, что Россия и Иран вынуждают увеличить военный бюджет
20/11/2017 20:01
"Юля идет в гости" – к Дмитрию Дубову
20/11/2017 20:34
Опрос: россияне винят Путина в бедности, коррупции и в том, что развел вокруг себя воров
20/11/2017 20:58
Трамп объявил Северную Корею спонсором террора – санкции будут завтра
20/11/2017 21:16
Сборную Украину по футболу в случае победы не выпустили бы в Россию
20/11/2017 11:09
Израиль и евреи
20/11/2017 13:02
Не надо опускать себя до оскорбления
20/11/2017 10:19
ЦАХАЛ приступил к масштабным учениям на юге страны
20/11/2017 10:46
Полиция занялась авторами и распространителями "фотожабы" Ривлина в куфие
20/11/2017 10:48
Источник: Мугабе согласился уйти в отставку



Отдых в Израиле и за рубежом
 

Иноятов Авраам (Аркадий)

Back
Домашняя >> Энциклопедический справочник >> И >> ИНОЯТОВ >> Иноятов Авраам (Аркадий)

 Иноятов Авраам (Аркадий)

Член Союза писателей Израиля с 2000 года.  Иноятов Авраам (Аркадий), псевдоним Аркадий Аркин, род. в 1940 г. 26 февраля в г.Бухаре. Прозаик, поэт, публицист. Автор, романа "Тени прошедших лет", повестей, рассказов,сборников стихов и статей в газетах "Менора", "Бухарская газета", "Голос Рамле" (редактор), в журналах "Шофар" (редактор), "Пламя", Дружба" и др.

Через Сибирь в Израиль.

 

В центре Тель-Авива, напротив пылающего разноцветными огнями фонтана, жили престарелые супруги: бывший бизнесмен Авнер и Эстер.  Приехали они в Израиль в конце двадцатых годов, прожили вместе более шестидесяти пяти лет. История их долгой жизни могла бы стать наглядным пособием для новых репатриантов о том, как абсорбировались бухарские евреи предыдущего поколения в Израиле после Октябрьской революции.

Первый пасхальный седер в Эрец Исраэль, Алекс отмечал в их большой трехкомнатной квартире. Гостиница для новых олим находилась недалеко от дома, где проживали старики,  которых Алекс часто навещал. У Эстер и Авнера не было своих детей, и они прикипели душой и сердцем к одинокому Алексу. В конце концов, они предложили ему отдельную комнату для жилья в своей квартире с условием, что он будет помогать ухаживать за больным Авнером приходящей социальной работнице.

После долгих сомнений и раздумий Алекс согласился. В конце лета перебрался из гостиницы в их квартиру. Десять месяцев, прожитых им в доме израильских миллионеров стали для него хорошей школой по изучению быта и                 нравов бухарских евреев, приехавших в Израиль в начале века. Авнер был старше Эстер на двенадцать лет.  Он был старшим сыном в семье торговца-миллионера из Ташкента. Глава семьи, а впоследствии и три его сына, занимались коммерцией, привозили товары из Москвы и  обратно ещё до революции. По понятиям бухарских евреев, Авнер женился очень поздно. В 1926 году двадцативосьмилетний зрелый мужчина сосватал шестнадцатилетнюю красавицу Эстер, дочь очень состоятельного бухарского еврея из Ташкента. Была сыграна шикарная,  богатая свадьба, совершено кругосветное путешествие. Авнер - преуспевающий нэпман, жил на широкую ногу, основное время проводил в Москве, совершая выгодные сделки и контракты. Когда Алекс познакомился с престарелыми супругами, Авнеру было девяносто три года, а Эстер - восемьдесят один. И всё равно в них чувствовалась порода, а тётя Эстер выглядела красавицей, особенно в преддверии субботы, когда она приводила себя в порядок, делала маникюр, причёску, надевала яркий китайский домашний халат, который ей очень шёл и делал её моложе на два десятка лет. Её жгучие чёрные волосы были красиво убраны к затылку, открывая высокий лоб, красивое лицо, на котором светились умом и мудростью прожитых лет яркие лучистые глаза. Она умела вести беседы на самые разные темы, была в курсе событий в стране и за рубежом. В своей жизни она не работала ни одного дня, была хранительницей домашнего очага и железной, волевой наставницей большой дружной семьи. В школе и других учебных заведениях она не училась ни одного дня. Авнер в свои преклонные годы обладал ясным умом и памятью. Высокий, крупный, в солидных роговых очках, он напоминал своим видом холёных, уверенных в себе бизнесменов из зарубежных фильмов. Родственники и знакомые называли его за глаза «махшев» (компьютер) за прекрасное знание экономики и законов бизнеса. Он до последнего дня своей долгой жизни играл на бирже и выигрывал крупные суммы денег. «Если бы у тебя было достаточно денег на счету, я научил бы тебя играть на бурсе, и тебе не надо было бы думать о хлебе насущном», - часто говорил он Алексу. Алекс до сих пор жалеет, что не прошёл курса учёбы по бизнесу у этого неординарного человека. Во время карточных баталий в любимую игру бухарских евреев «шестьдесят шесть», дядя Авнер рассказывал Алексу историю своей необычной жизни.

Детство и юность его прошли до революции роскоши, путешествиях и обучению предпринимательской деятельности. С фотографий, сделанных в разных странах, где проходил науку жизни молодой Авнер, смотрел элегантный молодой денди в дорогих костюмах,  модных шляпах и галстуках. Ленинский НЭП на долгие годы обещал молодому бизнесмену широкое поле деятельности и радужные перспективы. Но стальной Иосиф, придя к абсолютной власти в одной шестой части света, решил, что НЭП и социализм несовместимы, и стал душить нэпманов сурово и беспощадно. Авнер почувствовал, что над ним сгущаются чёрные тучи, когда в центральной газете Узбекистана вышла заказная статья «Байские замашки». В этой лживой и тенденциозной статье рассказывалось, о том, как великовозрастный сын миллионера женился на несовершеннолетней девочке из бухарско-еврейской семьи. В статье приводились несуществующие «факты» угроз, подкупа и других неблаговидных действий Авнера и его родителей. В это же время начались аресты и преследования нэпманов в Москве и других городах страны. Свои люди из карательных органов предупредили Авнера о готовящейся над ним расправе. Оставив родителей, братьев, сестёр и процветающий бизнес, он через Афганистан и Иран, при помощи проводников, перебирается с молодой женой в Палестину.

Эмиграция через границы в горах была сопряжена с большими трудностями и потерями как материальными,  так и моральными. Крутые подъёмы и переходы, действия басмачей и пограничников с собаками, и многое другое. Опасности были не так страшны, как неземная красота жены Авнера. Действительно,  по рассказам очевидцев, большинство мужчин, хотя бы раз видевшие Эстер, теряли голову и готовы были совершать ради неё безумные поступки. В связи с этим Эстер была одета в нищенские лохмотья, лицо её было вымазано сажей, волосы немытые и нечесаные торчали клочьями в разные стороны. Анти косметика сделала из восточной красавицы чернавку- дурнушку. Через долгие месяцы мытарств, мучений, болезней они добрались до Тегерана, где им пришлось задержаться более чем на год. За это время Авнер фактически с нуля приобрёл достаточное состояние, чтобы перебраться в Палестину и начать там новую жизнь. Теперь он мог заняться основной целью на данный отрезок жизни – перевезти на Землю Обетованную оставшихся в Ташкенте родителей, братьев и сестёр. За прошедшие годы в родном доме Авнера в Ташкенте произошли большие изменения. Ученики и последователи «железного» Феликса выбили  из отца Авнера часть состояния, а заодно богатырское здоровье и жизнь.  Он скончался вскоре после освобождения из застенков НКВД.  От горя и переживаний ушла в мир иной и мама Авнера.

Коммунисты-чекисты грабили всех, у кого водились деньги и драгоценности. Младшему брату Авнера исполнилось 18 лет. Внешностью, характером, коммерческим складом ума он был похож на старшего брата. Средний брат был  гуманитарием, тянулся к искусству, литературе и древней истории. Был он болезненным и очень скромным человеком, скончался в Израиле, не дожив до старости. История жизни младшего брата Авнера была весьма драматичной и поучительной.

По московским связям и каналам Авнера  - Даниэль (Дони) должен был,  дав крупную взятку высоким чиновникам, приехать в Израиль с большими деньгами. Собрав остатки состояния покойного отца и тайник старшего брата в Москве, он должен был по дипломатическому паспорту вылететь в одну из западных  европейских стран, а оттуда прямиком в Израиль, к ожидавшим его с нетерпением и надеждой старшим братьям и сёстрам. Небеса и чекисты хранили брата. Все деньги, заработанные им в Палестине за последние годы, он истратил для того, чтобы смертный приговор был отменён. Были наняты лучшие адвокаты, найдены каналы к судьям. В результате смертный приговор был заменён длительным сроком заключения в сталинских лагерях. Авнер на этом не успокоился, он дал себе слово, что освободит брата досрочно и привезёт его в Эрец Исраэль. К тому времени он был уже крупным бизнесменом, имел несколько магазинов, был вхож в дома самых влиятельных людей в стране. Его посланец сумел найти «концы» в Главном управлении тюрем в Сибири. Даниэль был переведён в какой-то образцово-показательный лагерь на лёгкую работу. За примерное поведение и перевыполнение плана ему до минимума сократили срок. Уже к середине 30-х годов 25 летний  Даниэль жил в Палестине и помогал старшему брату в бизнесе. Из мест заключения он привёз жгучую ненависть к советской власти, полностью разрушенную нервную систему и десятки историй из таёжной лагерной жизни, где человек человеку волк и враг, прокурор – хозяин!  Через пару лет он женился на воспитаннице тёти Эстер, повторив историю любви старшего брата. Правда, 16 летняя красавица Лея в отличие от Эстер была из бедной многодетной семьи. Её отцом был известный раввин из общины бухарских евреев. После того,  как все члены семьи Авнера осели в Эрец Исраэль,  он с присущей ему энергией занялся финансовым обеспечением своего большого клана. Благодаря советам Авнера, сыновья раввина занялись бриллиантовым бизнесом. Сегодня они, их дети и внуки являются владельцами нескольких офисов в бурсе, построили и являются владельцами ешивы и синагоги в Тель-Авиве, совладельцем и компаньоном которых был дядя Авнер. Умер дядя Авнер в возрасте 94 лет, тётя Эстер ушла из жизни в возрасте 95 лет.  В последние годы жизни она напоминала своим внешним видом святых еврейских женщин, изображённых в религиозных книгах. Даниэль также прожил долгую, безбедную жизнь, последние годы, полностью посвятив себя религии.

...Недавно в одном из журналов Алекс прочитал статью известного профессора о среднеазиатских евреях. В статье приведены высказывания о том, что «среднеазиатские» (читайте бухарские) евреи мало контактировали с другими еврейскими общинами, а такие географические названия, как Кастилия, Каталония, Сицилия, Сардиния и др. им были просто неизвестны. Очень жаль, что уважаемый профессор-историк не был знаком с покойным дядей Авнером. Он бы тогда узнал, что бухарские евреи издавна проживают в Австрии, Бельгии, Голландии, Германии, Англии, даже в Австралии, не говоря об Америке и многих других странах. Все они, их дети и внуки, правнуки занимают достойные места в науке,  медицине, искусстве, бизнесе и не очень похожи на тех «среднеазиатских» евреев, которых себе и нам представляет г-н профессор. Они больше похожи на тех сэров и лордов, профессоров и доцентов, рабочих и служащих, студентов и школьников, которые живут в странах, куда они приехали давным-давно. Единственно, что их отличает от местных жителей, это то, что они не забыли своей веры, почитают и исполняют наши бухарско - еврейские традиции.

 

Бухарские евреи в Москве

 

О выдающихся деятелях нашей общины много писали, и будут писать. Я же хотел бы обратить внимание наших читателей на общину бухарских евреев, проживающих в Москве. Более тридцати лет я жил в одном из крупнейших городов мира. Не секрет, что Москва считалась центром культуры, науки, международных связей и бизнеса. И в этом огромном городе с населением среднего государства не на последнем месте были наши соплеменники - бухарские евреи.

История восхождения бухарских евреев в престольный город началась после поражения от русских войск эмира бухарского Мозафархана (1870 –е годы). Наместником и губернатором Туркестана стал генерал Кауфман. Для Средней Азии этот шаг истории стал прогрессивным, и бухарские евреи освободились от бесправного, унизительного положения и получили равные права с мусульманами. У наших предков появилась возможность свободного передвижения. Настал период процветания, экономического и культурного подъема. Известные купцы нашей общины Водьяевы, Калантаровы, Пинхасовы, Якубовы и другие имели прочные торговые связи в Москве, Петербурге, в других крупных городах России и зарубежья. Думаю, нашим читателям будет интересно узнать, что знаменитая гостиница «Метрополь» в Москве была куплена известным купцом бухарским евреем Исааком Барухом за 2 миллиона золотых рублей. Сумма по тем временам фантастическая!

После Октябрьской революции в связи с объявлением большевиками НЭПа, начался еще один период торговых связей между бухарско-еврейскими и московскими бизнесменами. В моей детективной повести «Перстень эмира» описаны драматические события истории судьбы ташкентской семьи бухарских евреев, купцов - миллионеров, проживающих ныне в Израиле.

И третий этап восхождения бухарских евреев в Москву - послевоенный, свидетелем которого в течение долгих лет являлся автор данной статьи.

Хочу начать экскурс по биографиям наших родителей, рискнувших приехать в столицу бывшего Советского Союза и начать борьбу за существование в условиях непривычных и далеко не простых. Это были семьи Абаевых, Акбашевых, Аминовых, Акиловых, Ауловых, Ароновых, Давыдовых, Ибрагимовых, Иноятовых, Калантаровых, Кусаевых, Левиевых, Мавашевых, Мошеевых, Мушеевых, Пулатовых, Толмасовых, Фатаховых, Хаимовых, Хаимчаевых, Худайдатовых, Ушаровых и других.

Все они со временем стали на ноги, купили дома и квартиры, занимались коммерцией и торговлей. Все они в основном были знакомы между собой, общались семьями, приглашали друг друга в гости. Люди пожилые и среднего возраста посещали бейт – кнессет на улице Архипова, недалеко от здания ЦК КПСС, где им было выделено помещение на втором этаже. Проживая в условиях коммунистического режима, наши родители умудрялись соблюдать и оберегать еврейские традиции, отмечали наши еврейские праздники, соблюдали в меру возможностей правила шабата. Выполняли заповеди Торы и одну из её основных заветов – чтить родителей – отца и мать, ежегодно отмечая поминки. Это давало им возможность чаще встречаться, делиться новостями, быть в курсе событий, происходящих на исторической родине.

В последние годы в синагоге на улице Архипова продавалась по недорогой цене маца перед наступлением праздника Пейсах.

Привозили её из Франции и других европейских стран. Так что в  Пейсах на столах бухарских евреев всегда была маца.

К сожалению, не существует, да и не может существовать статистика, подтверждающая, что среди бухарских евреев очень высок процент людей с предпринимательской наклонностью. Возможно, этот талант у нас встречается чаще, чем у других народов. И мои жизненные наблюдения говорят в пользу этой версии.

В Москву в советские времена стремились и смогли там «зацепиться» наиболее предприимчивые и рисковые люди. Теперь уже можно утверждать, что многие люди просто бежали из Средней Азии от преследований следственных органов, ибо для советской власти не было страшнее преступления и греха, чем предпринимательская инициатива. За собой наши родители тянули своих родственников, и таким образом формировались семейные кланы.

Примером преследования людей, занимавшихся бизнесом, может служить трагическая судьба Миши Левиева, бывшего директора магазина «Таджикистан» на ул. Горького (ныне Тверская) в Москве. Уверен, что в сегодняшней России он был бы одним из самых удачливых и богатых бизнесменов России, но в те смутные и беззаконные времена он был приговорен к расстрелу. Только благодаря хлопотам жены и детей, сумевших заострить внимание международной общественности на беззаконные действия советских судебных органов, приговор был отменен. Миша Левиев был осужден на длительный срок и скончался в неволе. Его дети и племянники сегодня являются уважаемыми и преуспевающими предпринимателями в международном бизнесе, имеют свои офисы в Америке, России, Австрии и других странах мира. Родной племянник Миши Левиева – Яков Левиев, известный московский бизнесмен, является почетным Президентом Конгресса бухарских евреев России.

Совсем недавно читатели газеты «Менора» и гости 14 го съезда Всемирного Конгресса узнали, что двадцать представителей московской бухарско-еврейской общины стали членами Президиума Всемирного Конгресса бухарских евреев. А это означает, что наши бизнесмены и предприниматели имеют прочные и глубокие корни в российской промышленности и бизнесе и подтверждает, высказанную мысль о таланте нашего народа в предпринимательской деятельности. Об этом говорил в своем выступлении на открытии съезда Президент Всемирного Конгресса Лев Леваев.

В сегодняшней России, благодаря усилиям Конгресса бухарских евреев и её Президента Льва Леваева, построены и действуют десятки синагог, сотни ешив и культурных еврейских центров. Центром духовной культуры московских евреев, в том числе и бухарских, стал красавец бейт-кнессет на Марьиной роще. Бухарские евреи Москвы имеют своё собственное, прекрасно оборудованное помещение в этом бейт-кнессете, где после утренней молитвы, каждый шабат собираются за обеденным столом, обсуждают главы недельной Торы и происходящие в мире события. Я четырежды за эти годы был в Москве и, каждый раз посещал в шабат бейт-кнессет вместе с моим давним приятелем Яковым Левием, который является ярким лидером бухарско-еврейской общины Москвы. Общение c постоянными посетителями бейт-кнессета: профессором –кардиологом Давидом Ароновым, бизнесменами-благотворителеми Нисоном Нерьяевичем Ароновым (член попечительского совета Конгресса бухарских евреев России , Бени Борисовичем Беньяминовым (вице президент и член попечительского совета Конгресса бухарских евреев России), Игорем Рахминовичем Мавляновым (Председатель попечительского совета Конгресса бухарских евреев России, вице-президент торговой компании «Яшма», член совета гильдии ювелиров России) Эдуардом Фатаховым (Председатель совета директоров компании «Авиапроминвест», глава торгового дома «Эбух») и другими оставили у меня самые приятные и неизгладимые впечатления. Сегодня эти влиятельные люди являются цветом и гордостью бухарско-еврейской общины Москвы, создают и сохраняют её авторитет и репутацию.

А в те, уже далекие застойные годы в Москве свою основную задачу наши родители видели в том, чтобы дать своим детям высшее образование, так как понимали, что только дипломы вуза и престижная профессия принесут в будущем свои плоды и результаты.

В основном дети бухарских евреев в Москве, да и не только там, учились на врачей – стоматологов и общего профиля и реже на технических факультетах. Из среды ближайших родственников и друзей я мог бы назвать несколько имен и фамилий, оставивших яркий след в мировой медицинской науке.

Это профессор, д. м. н., кардиолог Давид Миерович Аронов, профессор д. м. н. , проктолог Исаак Мордехаевич Иноятов, к. м. н. уролог Яков Самуилович Хаимчаев з. л.

Давид Аронов в 1959 году в Москве прошел архисложный конкурс (20 человек на одно место) в аспирантуру кардиологического института под руководством профессора Мясникова, успешно закончил её, блестяще защитил кандидатскую и докторскую диссертации. Давид Миерович - автор десятка монографий, сотен научных статей. В течение долгих лет он возглавляет отдел кардиологической реабилитации и профилактики в государственном Центре СССР (ныне России). Разработанные им научные методики широко используются в России и странах зарубежья.

Исаак Иноятов закончил Самаркандский мед. институт (СамМИ) в 1952 году, работал в районных больницах г. Бухары, в 1956 году поступил в ординатуру на кафедру общей хирургии Сам. МИ. В 1958 году Исаак Мордехаевич Иноятов переезжает в Москву. До 1961 года он работал районным хирургом в поликлинике.

С 1961 по 1967 г. заведовал проктологическим отделением 67 й Московской городской клинической больницы. В 1967 г. защитил кандидатскую диссертацию. В том же году прошел по конкурсу на должность старшего научного сотрудника НИИ проктологии при Минздраве России, а в 1969 году на должность заведующего отделением того же института. В феврале 1972 г. Исаак Иноятов защищает докторскую диссертацию на тему «Синхронные операции при раке прямой кишки» на хирургическом совете Академии меднаук СССР.

По стечению обстоятельств в этот же день и час, паралельно, на ученом совете по терапии состоялась защита другой докторской диссертации. Оба соискатели были бухарскими евреями, уроженцами города Бухары: Исаак Мордехаевич Иноятов и Давид Миерович Аронов. Обе защиты прошли единогласно. Они стали первыми докторами медицинских наук из среды бухарских евреев. В 1995 году Исаак Иноятов с семьей эмигрировал в США.

Кандидат медицинских наук, заведующий урологическим отделением 1й Градской больницы Москвы Яков Самуилович Хаимчаев з. л., друг и ученик Героя Соц. Труда, академика Лопаткина (личного врача Леонида Брежнева), его уникальные операции по пересадке почек были общеизвестны и, многие пациенты с разных концов Советского Союза мечтали попасть на прием к Якову Самуиловичу и хотели, чтобы он прооперировал их.

Ещё один талантливый врач – кардиолог, Соломон Миерович Аронов з. л., к. м. н., младший брат профессора Давида Аронова оставил о себе добрую память и славу. К сожалению, он рано ушел из жизни, несмотря на это, Соломон достиг самых высоких вершин в медицине

Не могу не упомянуть ещё об одном жителе Москвы моём старшем брате Коэне Мордухаевиче Иноятове з. л. В июле 1941года весь выпуск Самаркандского медицинского института добровольно ушел на фронт. Среди них было семь бухарских евреев. Вот их имена и фамилии: Коэн Иноятов, Хай Хананович Пинхасов, два родных брата Мордехай и Малахем Калонтаровы, Мошихай Абаев, Левиев, Мошеев. Имен, к сожалению не знаю. Буду очень признателен, если кто-нибудь, сообщит сведения об этих героях войны, наших земляках. Во 2 м номере журнала «Шофар» ( редактор А. Иноятов), в рубрике «Ищу тебя» было опубликовано письмо учительницы, сестры Коэна Иноятова, которая провожала на Самаркандском вокзале, в июле 1941 года отъезжающих на фронт выпускников-врачей бухарских евреев.

Судьба одного из них, Коэна Иноятова, сложилась трагически. Он прошел дороги войны, дослужился до звания подполковника медицинской службы, был главным патологоанатомом фронта под командованием маршала К. Рокоссовского, удостоился, боевых орденов и медалей. После войны был главным врачом одной из московских больниц и инспектором туберкулезных больниц Москвы и Московской области. На самом взлёте своей карьеры Коэн Мордехаевич Иноятов скончался в1959 году, похоронен на еврейском кладбище Востряково в г. Москве, В последний путь Коэна Иноятова провожала почти вся бухарская община Москвы. В книгах профессора Ильи Якубова «Войны в судьбах бухарских евреев напечатана подробная биография Коэна Мордехаевича и рассказ «Сердце матери» (автор А. Иноятов), посвященный военным врачам – бухарским евреям, а также о нелегкой материнской доле, потерявшей сына в молодом возрасте.

Ещё об одном из этой великолепной семёрки врачей – фронтовиков, человеке необыкновенной судьбы, подполковнике медицинской службе Пинхасове написал статью в одном из номеров газеты «Менора» мой коллега, член Союза писателей, доктор Арон Коэн.

И завершая медицинскую тему, я хотел назвать фамилии целой плеяды москвичей - врачей – стоматологов: Абаевых, Акбашевых, Аминовых, Ауловых, Давидовых, Иноятовых, Калонтаровых, Календарёвых, Симхаевых, Хаимчаевых и других, которые занимали самые высокие должности в Московском стоматологическом институте, в Московском челюстно – лицевом госпитале, в самых престижных больницах, госпиталях и поликлиниках.

В сфере культуры и искусства я бы назвал в первую очередь имена москвичей – бухарских евреев: заслуженного артиста России Георгия Романовича (Рахминовича) Мушеева – создателя и руководителя музыкального ансамбля «Семь ветров», известного актера театра и кино, исполнителя романсов, восточных, цыганских и южноамериканских песен. Георгиий Мушеев родился в г. Андижане, закончил Ташкентский театрально-музыкальный институт, после окончания, которого был приглашен в Московский национальный театр под руководством Владимира Назарова. Он долгие годы работает в этом театре, совмещая театральную деятельность, с киносъемками и музыкальными гастролями в стране и за рубежом. Родители Георгия Мушеева живут в Израиле в г. Ашдоде.

Еще одной яркой и популярной личностью в музыкальном искусстве бухарских евреев в г. Москве был заслуженный артист Узбекистана, дойрист Даниэль Толмасов (Донижон) з. л. (умер и похоронен в Израиле). Он был замечательным рассказчиком, юмористом и жизнелюбом. Даниэль аккомпанировал на дойре всем известным танцорам и певцам из Узбекистана и Таджикистана, которые приезжали в Москву на ежегодные межреспубликанские творческие декады, был незаменимым тамадой на многих торжествах и свадьбах бухарских евреев Москвы.

По рассказам очевидцев он также был аккомпаниатором известной узбекской танцовщицы, Народной артистки Тамары Махмудовой, любимицы самого товарища Сталина, которая в свои молодые годы танцевала лично для «вождя всех народов мира».

В области гуманитарных, экономических и технических профессий я могу назвать имена заслуженного экономиста России Амнона Мордехаевича Иноятова, удостоенного правительственных наград и почетных грамот. Он закончил филологический факультет МГУ и высшую экономическую академию при Совмине России. Более 30 лет работал в ЦСУ России, возглавлял самое важное Сводное управление. Многие расчеты и доклады для самого высшего руководства страны были написаны этим талантливым и скромным тружеником. Скончался в 2000 году, похоронен в Москве, на Востряковском кладбище.

Кандидат технических наук Исаак Самуилович Хаимчаев, закончил Московский авто - механический институт, работал старшим научным сотрудником НИИ машиностроения. В начале семидесятых годов подал документы на постоянный выезд в Израиль. Являлся многие годы «отказником», был занесен в «черный» список советских следственных органов, уволен с работы. В настоящее время пенсионер, с семьей проживает в Америке

Сплоченность и взаимовыручка у бухарских евреев Москвы была необычайно высока.

Кто из нас не вспоминает добрым словом Сиона Худайдатова, «полпреда бухарских евреев в Москве». Будучи комендантом (завхозом) полпредства Таджикистана ака Сион помогал многим людям с устройством жилья, добрыми и нужными советами и другими житейскими делами! Его сын Илья Худайдатов – кандидат медицинских наук, талантливый врач и общественный деятель, до переезда в Америку возглавлял бухарско-еврейский Конгресс в Москве.

А как не упомянуть моих хороших друзей и приятелей: директора ресторанов «Таджикистан» и «Рига» Рошеля Пулатова и директора оптовой продовольственной базы Киевского района г. Москвы Гоэля (Генадия) Толмасова, через их руки и сердца прошли сотни бухарских семей, уезжавших транзитом через Москву в Израиль и Америку.

Конечно, в небольшом историческом обзоре не охватишь всех принимавших участие в создании репутации и авторитета нашей общины, и поэтому прошу извинения у всех, кого здесь не назвал: я просто вспомнил Москву, нашу дружную общину, оберегавшую свою честь и традиции, скромно и достойно державшуюся в любых условиях и сферах человеческого бытия.

Добавлю только, что все вышеназванные главы семей умели читать на иврите. На всех семейных праздниках и торжествах читали положенные молитвы и произносили благословения. А главный тост, произносимый в застолье, звучал так: «Лехаим! В будущем году – в Иерусалиме!»

 

Член Союза писателей Израиля Авраам (Аркадий) Иноятов,




 

ПОСЕЛЕНЕЦ

 

(повесть из третьей книги «Триптих». Посвящается поселенцам Гуш Катива).


В этом году исполнилось 10 лет со дня трагического выселения евреев Гуш Катива на юге Израиля и, 25 лет со дня создания поселения Авней Хефец в горах Шомрона. Оба этих неординарных события сыграли особую роль для имиджа премьера министра Шарона и возглавляемого им правительства.

В первом случае Шарон обездолил и сделал несчастными сотни еврейских семей, а во втором вселил страх и неуверенность в жизнь еще 350 семей, которые после той бездумной и жестокой акции со стороны правительства ежедневно, ждут новых сюрпризов со стороны власть имущих.

Кстати, во время выборов премьер министра нашей страны поселенцы в основной своей массе голосовали за генерала Шарона, поверив его обещаниям.

В 2002 году в июле месяце Ариэль Шарон посетил Авней-Хефец и обещал 10 летнему мальчику Двиру Хадату (его родители старожилы поселения), что будет верным и надежным защитником интересов жителей поселений Израиля. В первом номере журнала «Шофар» в моей статье «Коэны и левиты» есть фотография Ариэля Шарона с первенцем поселения Двиром и другими жителями, как доказательство того, что обещанию политиков нельзя доверять.

Этот небольшой экскурс в историю поселенцев Израиля я сделал для того, чтобы сообщить своим читателям, что поселенцы продолжают жить, они не унывают, знают цену обещаниям политиков, находят пути решения многих проблем, сами делают пожертвования, находят спонсоров.

Бывшие десятилетние мальчики и девочки стали мужьями и женами, папами и мамами, их очень волнует будущее Израиля и его еврейских поселений.

В этом году религиозное поселение Авней Хефец в День Независимости - ЁМ АЦМАУТ - отметило свой 25 летний юбилей. На спортивной площадке, в центре поселения была развернута праздничная ярмарка и построена сцена для выступления местных и приезжих артистов, организованы детские игры и развлечения. Особенно понравились гостям и жителям поселения бухарский плов и пирожки (гожгижда), которыми угощала новосёл поселения, бухарская еврейка Мазал Хаимова.

Об одном из этих бывших мальчиков, я написал повесть и, хочу представить его вниманию читателей. В связи с тем, что герой моего рассказа посвятил свою жизнь защите и сохранению государства Израиль и работает в организации, обеспечивающей его безопасность, я изменил фамилии и имена действующих лиц. Скажу лишь, что мама Хагая (условное имя героя) бухарская еврейка Орталь Пинхасова, отец представитель сефардской общины Ильягу Саруси (условные имена и фамилии).

Хагай рос озорным, мальчиком, которого любили все жители поселения, от мала до велика. Он очень дружил с моим старшим внуком Авиэлем и был частым гостем в нашем доме. Хагай был вторым сыном в большой многодетной семье Саруси. Как многие израильские дети, он рос раскованным, избалованным и уверенным в себе ребенком. Природа наградила его необычной красивой внешностью, потрясающей харизмой и прекрасным задушевным голосом. Его ярко зеленные глаза, на смуглом лице мулата, постоянно излучали радость и смех. Он принадлежал к той, редкой породе людей, которые умеют смеяться глазами. Хагай перенял лучшие черты внешности и характера от мамы – бухарской еврейки и отца представителя ливийской диаспоры. Когда в дни святого шабата он начинал петь религиозные песни на мотивы сефардских и бухарских евреев, то создавалось впечатление, что Б-жья благодать спустилась с Небес и витает над нашим столом.

С годами, став взрослым, Хагай сохранил свой голос, он у него окреп, перейдя в красивый романтический баритон. Он с детства научился играть на гитаре и, часто в приятные прохладные вечера в горах Шамрона, в поселение Авней Хефец звучали замечательные израильские песни в исполнении Хагая и его дружной команды.

В отличие от своего старшего брата Ёсефа, студента религиозной ешивы, скромного и не разговорчивого юноши, всего себя посвятившего изучению Торы, Хагай был непоседой, а по характеру лидером и заводилой. Вокруг него всегда собирались ребята ровесники и младшие школьники, которых он опекал и был справедливым арбитром в их постоянных конфликтах. В весёлый еврейский праздник Суккот в каждом доме поселения Авней Хефец строят большие и красочно оформленные сукки, в которых в течение семи дней проводят праздничные трапезы, а некоторые поселенцы даже спят в этих своеобразных шалашах, напоминающих нам древние еврейские истории.

По сложившимся годами традициям детишки поселения от 4 х до 12 ти лет большими стайками приходят в каждую сукку за подарками, устраивают мини концерты с песнями, плясками и другими номерами. Хозяева еврейских шалашей с удовольствием принимают маленьких ангелов, угощают их домашними блюдами и одаривают всевозможными подарками.

В 16 ти летнем переходном для детей возрасте, Хагай стал, как говорится, съезжать с колеи, стал слишком самостоятельным, возомнил, что все знает и понимает и начал выходить из рамок поведения принятых в религиозном поселении. Он перестал носить еврейскую кипу, сделал себе «модную» двух цветную стрижку под дикобраза, стал общаться с компанией себе подобных парней и девушек. Эта частая возрастная болезнь неокрепшей физически и духовно молодежи продолжалась у Хагая недолго, так как в поселение Авней Хефец строго следят за поведением молодежи и их духовным развитием. Одним из активных воспитателей и наставником молодежи является мой зять Ави (Авраам). У него свой «фирменный» подход к молодежи. После долгих наблюдений за моим уважаемым зятем я пришел к выводу, что он сам является, несмотря на свои пятьдесят лет, молодым, веселым и заводным парнем. Ави с удовольствием, на равных общается с молодыми ребятами, даже немного выпивает с ними, спорит и убедительно доказывает им свою правду. И не только одного Хагая, он вывел на путь истинный, дал ему направление и путевку в жизнь. Многие другие, бывшие «ненадежные», в силу определенных обстоятельств ребята, приходят к нему, советуются и принимают ответственные и серьезные решения в своей жизни. И таких воспитателей и наставников в поселение Авней Хефец к счастью немало.

Следующий этап жизни Хагая - армия. Жители Авней Хефеца являются истинными патриотами государства Израиль. Они относятся к той категории религиозных поселенцев (кипа сруга), которые служат в армии, во всех родах войск, даже в самых элитных. На нашей доисторической родине, была в почете фраза «бойцы невидимого фронта», о людях посвятивших себя защите своего отечества за границей. Это особая рыцарская каста воинов – патриотов, которых не волнуют ни слава, ни награды, ни бесконечная шумиха вокруг их имени. И в поселениях Израиля проживают достаточно много таких рыцарей невидимого фронта. В Авней Хефеце многие годы живет один из участников знаменитой операции «Энтэби» в Уганде.

В этой знаменитой во всем мире военной операции наши десантники –командос спасли самолет с израильскими заложниками. Операцию возглавлял старший брат премьер министра Нэтаниягу – Йонатан. Кассета с записью фильма «Львы войны» по мотивам этой истории передавалась в Москве из рук в руки и пользовалась огромным успехом у зрителей.

В армии Хагай служил легко, весело, с удовольствием и был любимцем своих сослуживцев и офицерского состава. К 19 ти годам он вымахал до роста в 1 метр 88 см. солдатская форма сидела на нем ладно и красиво, все молодые девушки - красавицы поселения были тайно влюблены в него.

Хагай часто приезжал в Авней Хефец, навещал родителей . Он в каждый свой приезд приходил в наш дом, меня и мою жену он называл «саба и сафта» (дедушка и бабушка), а к семье зятя относился как к своим родителям, братьям и сестрам.

После нескольких месяцев службы Хагай все реже и реже стал приезжать в поселение, а затем вовсе исчез из поля нашего зрения на целых два года.

На наши вопросы: что с Хагаем, почему он не приезжает? Зять отвечал однозначно: «Я слышал, что его приняли в офицерскую школу, у него много занятий и абсолютно нет времени».

Через два года Хагай неожиданно приехал в Авней Хефеца и, сразу пришел проведать нашу семью. Он заметно изменился, стал серьезным, возмужал, в черных как смоль волосах пробивалась ранняя седина. Бородка «испаньёлка» очень украшала его смуглое лицо. Я мечтал увидеть Хагая в красивой форме офицера израильской армии, но к моему глубокому сожалению он был в обычной штатской одежде: джинсы, клетчатая рубашка и маленькая аккуратная кипа на голове. На мой вопрос, в каком он офицерском звании, Хагай ответил, что давно уволился из армии, так как не привык к армейской дисциплине. Он сказал, что занялся бизнесом, много путешествует и знакомится с бытом и нравами разных стран и народов.

«Я три месяца путешествовал по странам Южной Америки, посетил все страны и даже острова этого большого континента. Участвовал в большой охоте по поимке леопардов в национальный зоопарк, в джунглях Боливии».

Хагай произнес несколько фраз и предложений на испанском наречии, на котором говорят жители этих южных стран.

Особое восхищение и очарование на него произвели Грузия и Северный Кавказ. Он с упоением рассказывал о горных серпантинах и голубых до синевы озерах Грузии, о зимних курортах и снежных покровах Казбека, Эльбруса и Домбая. Хагай стал демонстрировать фотографии и слайды этих сказочных мест. Его фото на горных лыжах во время крутого спуска произвело на всех нас неизгладимое впечатление. Я сказал, что тоже знаком с этими местами и даже немного знаю грузинский язык. «Рога рахат»? спросил меня на грузинском языке Хагай. «Мадлоб, каргат» «спасибо, хорошо» ответил я ему. Еще несколькими фразами на грузинском  языке он продемонстрировал свое знание. На арабском языке Хагай говорил с раннего детства и знал его в совершенстве.

Он постоянно общался с рабочими арабами, которые строили дома поселенцев. Надо сказать, что простые жители арабских деревень и их дети очень неплохо относятся к поселенцам, которые обеспечивают их работой, покупают продукты, выращенные в их огородах, молоко и куриные яички. И если бы не политические амбиции их лидеров, то соседство между еврейским населением и арабским окружением могло бы быть добрым и взаимовыгодным.

Бабушка Хагая бухарская еврейка из Душамбе до алии в Израиль, была учительницей в таджикской школе, прекрасно владела литературным языком фарси и обучила всех своих внуков языку, на котором писали великие Шимон Хахам и Садридин Айни.

Думаю, что Хагай говорил еще на нескольких языках, в том числе и на русском. Часто слушая наши разговоры дома на русском языке, он неожиданно вступал в разговор и делал нам свои замечания и выводы, правда, на иврите.

Я был несколько разочарован, узнав, что Хагай оставил военную карьеру, так как в своих мечтах всегда представлял его блестящим офицером, да что там офицером. . . , даже генералом высшего состава командования Израиля, окруженного боевой славой и наградами.

Но несколько неожиданных жизненных ситуаций и случайных встреч позволили сделать мне вывод, что Хагай на самом деле не был бизнесменом ни тем более беспечным туристом, разъезжающим по странам мира в свое удовольствие. Я сделал для себя однозначный вывод, что он принадлежит к тем «бойцам невидимого фронта», которые ежедневно рискуют своей жизнью, защищая нашу Родину Израиль. Они жертвуют своими жизнями, личными интересами, отказываются иметь семью, детей, внуков и правнуков и от многого другого, что называется - простая человеческая жизнь!

В конце своей повести хочу привести примеры событий и встреч с Хагаем, которые вызвали у меня сомнения в его истинной профессии.

Все поселение знало о необыкновенной неземной любви двух молодых, юных сердец Хагая и моей старшей внучки Мириям. Хагай был старше Мири на несколько лет. Ждали, когда Мири станет совершеннолетней, чтобы справить большой и веселый праздник для двух известных и уважаемых семей поселения и, прибавления населения Авней Хефеца в виде будущих моих правнуков. К глубокому сожалению наших семей, свадьба не состоялась. Хагай по сегодняшний день холост (в этом году ему исполнилось 28 лет). Для верующего поселенца это критический возраст для создания семьи. Он не захотел взять на себя ответственность за судьбу своей будущей жены и детей, так как сам ежедневно ходит по острию ножа. Мириям только в прошлом году вышла замуж за студента однокурсника и ждет младенца. Каких душевных сил и переживаний это расставание стоило молодой паре, знают только Всевышний, мокрая от ночных слез подушка моей внучки и ранняя седина на висках Хагая.

Однажды весной мы поехали на юг страны проведать моего внука, служащего в армии, недалеко от логова террористов Хамаса Газы. Это было тяжелое для Израиля время, когда озверевшие террористы ежедневно бомбили ракетами наши южные города, в преддверии операции «Литой свинец». По дороге мы хотели сделать остановку, чтобы перекусить и заправиться бензином. Нам навстречу двигалась большая толпа арабских демонстрантов. Мы были вынуждены остановиться на обочине, чтобы пропустить вопящую, орущую и возбужденную до предела массу демонстрантов, среди которых многие молодые арабы были в черных масках, бряцали автоматами и выкрикивали «ала акбар» и другие безумные лозунги. Зрелище не для слабо нервных! Мой зять, бывший десантник, посоветовал плотно закрыть окна машины и не смотреть в сторону демонстрантов. Сам он достал пистолет, взвел курок и внимательно стал следить за действиями ревущей, как грозный ураган толпы. Мое любопытство взяло верх над здравым смыслом и, я тоже стал наблюдать за двигающимися нам навстречу арабскими зомби. Когда они по ровнялись с нашей машиной, из толпы демонстрантов вышел молодой, высокий араб в маске, он видимо был командиром среди скрывавших свои лица «волков пустыни». Он довольно близко подошел к нашей машине и, внимательно рассмотрев нас, стал показывать демонстрантам движением руки продолжать шествие. Затем он ещё раз посмотрел в нашу сторону, снял с лица маску и вытер правой рукой, струящийся по лицу пот.

Хагай! . . . Чуть было не вскрикнул я от неожиданности и изумления. Перед нами стоял вылитый, один в один похожий на поселенца Хагая террорист хамасник. Борода у него стала более окладистой, лицо без того смуглое, почернело от палящего солнца. Но глаза, ярко зеленные, неповторимые глаза Хагая смеялись и давали нам зеленый свет для продолжения нашего пути.

Мне даже показалось, что он лукаво подмигнул мне левым глазом.

Но, чего может не показаться с перепугу старому еврею! Хотя ведь, кто-то сказал, что «в мире нет бойца смелей, чем напуганный еврей»!

На мой вопрос «Кто это был»? Мой зять ответил: «Зверь, хамасник».

Остальные пассажиры машины сидели, опустив головы вниз, пока Ави не включил мотор, и машина тронулась с места.

 

Член Союза писателей Израиля Аркадий Иноятов.     

 

 

Господи, прости

 

Я создан из противоречий:

Творить добро, любить, грешить.

Не дай же, Господи, чтоб Каин

Смог Авеля во мне убить!

 

Открой мне, Господи, глаза,

Спаси среди овец заблудших,

От темных сил убереги

И поведи дорогой лучших.

 

Дорогой, что привел нас Моисей,

В страну Тобой нам Б-же данной,

Прошу Тебя я всей душой своей,

Дай мир, покой Земле Обетованной!



 

ГУШ-КАТИВ В ОГНЕ

 

***

Рыдает, стонет Гуш-Катив,

Еврей еврея выселяет,

Не инквизитор, не садист

Безумством этим управляет.

 

Я видел плачущих детей,

И стариков, прикованных цепями,

Очнись и образумься, иудей!

Наступит час и Судный день нагрянет.

 

Проклятье вдов и матерей,

Людей израненные души,

Солдат униженных – Израиля детей

Лишь каменное сердце не услышит.

 

Остановись! Твой жребий пал!

Всевышним гневом опаленный,

Сединами покрытый генерал,

Землей и небесами осужденный!



 

Диалог сына с усопшей мамой

 

Ну, почему уходят наши мамы?

Нам, детям, это не дано понять:

Чтобы являться в сновиденьях

И нам свои вопросы задавать?

 

«Ну что, сынок мой непутевый,

Ты снова в жизни натворил?

Ты знаешь, что язык твой острый,

Кого он там еще приговорил?

Найти ты хочешь справедливость?

Ты хочешь не объятное объять?

Когда научишься, мой мальчик,

Врага от друга отличать?»

 

«Ведь сами Вы учили, мама,

Что надо честным в жизни быть,

Не угождать, не унижаться,

В лицо лишь правду говорить.

Я был с друзьями в Гуш-Кативе,

В цветущем, радостном краю,

Я видел там людей счастливых –

Их разорили (просто) на корню.

Разрушили дома, святые синагоги

И засорили чистые пруды,

Там перекрыли мирные дороги,

Летят касамы в детские сады.

Ну, кто за это все ответит?

Кому предъявит счет Творец?

Народ наш лидерам не верит,

Ну, кто за все ответит, наконец?»

 

Печально улыбнулась мама  

И продолжала диалог:

«Предателей Творец наш не прощает,

Запомни это крепко, мой сынок!

Приходит в дом их черная беда,

И каждый получает по заслугам.

Не забывайте это, господа!

Один находится в глубокой коме,

Второй в тюрьме – задумался сурок,

А место третьего в казенном доме,

За взятки он получит долгий срок.

Четвертый, пятый… и двадцатый,

Все те, кто Гуш-Катив разрушил…»

 

«Куда уходите Вы, мама. . . ?

Не до конца я Вас дослушал…»

То солнца яркий луч в окошке

Открыл внезапно мне глаза,

А рядом, прямо на подушке,

Ее письмо,  и в нем заветные слова:

«Живи, сынок, молись, покайся,

Пиши стихи, заканчивай роман,

Творить добро всегда старайся,

И не суди других - судим не будешь сам.

А мы с отцом здесь ангелов попросим,

Чтоб в Вечный Мир тебе открыть дорогу,

Когда настанет срок, в ту зиму или осень…

Ты только нас не подведи, сынок,

Мы слово дали Б-гу!..»




 

Берегите поэтов.

 

Судьба безжалостна к поэтам,

Терзает, мучает, ранит,

И на дуэлях убивает,

И вечно в памяти хранит.

 

Поэты – мудрые пророки

Познали жизни суету,

Закляли глупость и пороки,

И освятили красоту.

 

Так берегите же поэтов,

Посланцев муз и Б-жьих лир,

Не будь поэтов в мире этом,

Зачахнет наш безумный мир.


А напоследок я прошу.

 

Оставил память о себе стихом и прозой,

Сурово был судим изменчивой судьбой,

Дарила мне она шипы и розы,

То нежным голубем была, то бабою Ягой.

 

Я был богат друзьями и врагами,

По жизни шел с поднятой головой,

Не ползал у «всесильных» под ногами,

Старался жить в согласии с собой.

 

Все мы ходим под небом и Б-гом,

Жизнь прожить - океан переплыть,

Шел я к цели по разным дорогам,

Научился прощать и ценить.

 

Легкой жизни мы просим у Б-га,

Денег, власти и славы земной,

Напоследок у Б-га прошу я немного,

Легкой смерти, счастья детям, мир и покой!  


 

Десять заповедей.

 

Священная Синайская гора,

Сокровище Божественных секретов,

Храни ты нас, священная Тора,

Веди дорогой праведной Заветов!

 

Заветов, что принес нам Моисей,

Посредник между Б-гом и народом:

Не лги, не укради и не убей,

Субботу чти и береги свободу!


Люби и почитай отца и мать,

Не сотвори божка себе, кумира,

И знай: что самая священная война,

Она всегда страшней плохого мира!

 

Не пожелай жены себе чужой,

Не будь рабом тебе чужого Б-га,

И ближнего люби, как самого себя,

Евреем будь, иди прямой дорогой!





 

Мы и аманы

 

Пока есть нищий и богатый,

Пока на свете царствует тираны,

Пока прав тот, кто явно  виноватый,

Жить будут вольно среди нас аманы.

 

Пока живут средь нас антисемиты,

И процветают ненависть, обманы,

Врагом мы будем беспощадно биты,

Жить будут вольно среди нас аманы

.

Пока от Б-га сердцем далеки мы,

А радость лишь от своего кармана,

Мы злобой будем по свету гонимы,

Жить будут вольно среди нас аманы.

 

Пути Г- сподни неисповедимы

Прорвется солнце сквозь покров тумана.

Святою верой будем мы едины,

Навеки сгинут в пропасти аманы!

 

***

Да, жизнь промчалась, как комета,

Уже седьмой десяток за спиной,

А память проявляет те просветы,

Что в жизни приключались со мной.

Друзей и недругов, ушедших в небыль тени,

Ложатся на мои усталые года.

Увы, мы в этом грешном  мире тленны,

Как на столе, сгоревшая свеча.


Чинар – гость земли

(Посвящение отцу)

 

Я вспоминаю радужное детство,

Бухарский двор большой, чинар седой.

Распустил он свои ветви, словно, руки,

Отдыхал спокойно, с нами, с детворой!

Он подставлял свои крутые плечи

Могучий, древний аксакал.

Шептали листья ласково нам речи,

Он нас в дорогу жизни направлял.

Да, ты, Чинар -  посланник Б-га!

Тысячелетний гость Земли!

Давал нам разума дорогу.

И мы тебя, не подвели!

Амнон, Исаак, Тамара, Коэн,

И я, слуга покорный твой,

Старались быть тебя достойны,

На тропах жизни непростой!



 

Чужой среди своих

 

Не свой среди чужих. Я – чужой среди своих!
Который год в Израиле. Я, кажется, притих.

Пытаюсь приспособиться я к людям и к погоде;

К хамсину; к бескультурью, привитому в народе;

К еврейскому всезнанию; к свободе и к традициям,

К пейсатым и хасидам; к свободе и к традициям.

В бейт – кнессете по пятницам шабаты соблюдаю,

На будущее светлое надежды не теряю.

А годы убегают, как телетайпа строки,

И жизнь все удивляет, преподает уроки.

С волками жить – поволчьи выть.

Иначе растерзают!

Того, кто воет громче всех и тихо подвывает,

Успех, удача в жизни ждут и он преуспевает.

Я рад, что мы не вечные, что есть всему конец,

Что время – быстротечно, что судит нас Творец!





 

Всем антисемитам

 

«Вы все в тылу сражались за Ташкент,

И там себе вы ордена купили», –

С презреньем вы в лицо бросали нам,

И мы об этом не забыли!

Мы воевали на фронтах войны

И там своё геройство доказали,

И каждый бой последним был для нас,

Евреев в плен враги не брали!

Шесть миллионов – это целый мир! –

Вы в газовых печах сгубили,

Устроили себе кровавый пир,

И мы об этом не забыли!

Из пепла возродился наш народ,

Но вороны опять нас окружили,

И вновь Господь нас за руку ведет,

Чтоб помнили Его, чтобы Заветы не забыли!

 

Слуги народные

 

Слуги народные – кресла удобные! –

Лучше народа живут.

Речи отважные, длинные, важные,

Много болтают, а больше - крадут.

 

Властью прикрытые, гладкие, сытые,

Словно в потемках бредут.

Обетованную, Б-гом нам данную,

Землю врагу отдают. . .

 

Бороды черные, хмурые, вздорные,

Под руку с ними за деньги идут,

Тихо помолятся, мирятся, сорятся,

Совесть свою продают.

 

Мы же «свободные», власти угодные,

Сами свой выбрали путь,

Что заслужили, то получили:

В этом вся правда и суть!


Европе от евреев

 

Опять евреи виноваты!

Бурлит Европа – вой и свист.

Ты помнишь сытая? Когда – то

Тебя насиловал фашист!

 

Ужель забыла свой позор,

Тот страшный день и год?

Потупив лицемерно взор,

Ты предавала мой народ.

 

Тебе приятны арафаты

И ненавистны иудеи?

Как видно, старым куртизанкам

По нраву подлые злодеи. . .

 

Твои унылые морщины

И старческие телеса,

Израиль больше не волнуют!

Нас охраняют Небеса!



 

«Шма Исраэль»!  - Пора сказать. . .

 

Мне страшно жить в родном краю. . .

В земле Обетованной. . .

Бандит хозяйничает в ней,

В стране, мне Б-гом данной.

 

Сажусь в автобус и молюсь,

А может, не взорвется?!

Я террориста в нем ищу,

И сердце чаще бьется.

 

Нельзя жить в страхе каждый миг

И смерти дожидаться,

Народ мой к кадишу привык,

Отвыкнем, скоро улыбаться.

 

Ведь мир всегда был против нас,

Чему там удивляться.

«Шма Исраэль!» - пора сказать

И с бандой разобраться.



 
 

Национальная кухня

Ингредиенты: 250 г нарезанной кубиками курицы, подготовленной согласно требованиям еврейской религии;
На портале Asia-Israel публикуются материалы без редакторской правки. 
Редакция портала может не разделять точку зрения авторов.

 
 
 

© 2008 - 2017 Asia-Israel. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на «AsiaIsrael» обязательна.