Мой Израиль #8 - февраль 2016  |  Женский мир - январь #175  |  Мой Израиль #7 - январь 2016  |  Незабываемые события и яркие эпизоды из биографии Рены Левиевой  |  БУХАРСКИЕ ЕВРЕИ // КНИГА ПАМЯТИ // Р.А. ПИНХАСОВ  |  Видео-энциклопедия  |  Энциклопедический справочник  |  Связаться с нами  |  Encyclopedia in English  |  

Лента новостей
25/05/2017 20:25
Шанкры гнева
25/05/2017 19:40
В Тель-Авиве испытают дорогу, заряжающую аккумуляторы. ВИДЕО
25/05/2017 20:12
В России решили обложить налогом биткоины
25/05/2017 20:20
Нетаниягу временно лишат дееспособности. Его заменит Элькин
25/05/2017 21:11
На украинской таможне мыши съели две тонны грецких орехов
25/05/2017 21:18
Израильская разведка станет более закрытой для США?
25/05/2017 22:01
В руках бывшего премьер-министра Греции взорвалась бомба
25/05/2017 22:33
В США вертолет врезался в здание
25/05/2017 17:58
Уровень агрессии - нулевой
25/05/2017 16:26
Израильская компания получила предложение от Microsoft на 100 млн долларов



Отдых в Израиле и за рубежом
 

Забастовка в тюрьме по-израильски

Back
Домашняя >> Статьи Юрия Моор-Мурадова >> Забастовка в тюрьме по-израильски

Забастовка в тюрьме по-израильски

 

И.О. премьер-министра и начальник канцелярии главы правительства спорили все утро: потревожить или нет премьера, который с семьей отправился на уик-энд в Эйлат. Перед отъездом он строго-настрого предупредил: Звонить, только если произойдет что-то действительно серьезное. "Не беспокойте меня из-за таких мелочей, как передислокация войск у южных соседей или ракеты с территории северного соседа".

И.О. и начальник канцелярии знают, что после того, как премьер повесит трубку, жена брезгливым голосом спросит: "Кто это был?" И если ей причина не покажется достаточно уважительной, грозы не миновать.

Консультации с министрами обороны и внутренней безопасности делу не помогли: их мнения тоже разделились. Министр обороны считает, что можно самим разрулить ситуацию, а министр внутренней безопасности впал в панику, требует немедленно информировать премьера и даже объявить в стране чрезвычайное положение. Уборщица Рина, чей стаж в канцелярии был повыше, чем у любого другого, тоже полагает, что не стоит им нарываться на выговор со стороны первой леди. Поспорив еще полчаса, они наконец пришли к соглашению, что ситуация действительно из ряда вон выходящая, и нужно доложить начальству, а вред от выговора со стороны жены уступает тому вреду, который может быть нанесен государству вследствие запоздалых мер. Они на всякий случай посоветовались еще и с бывшим водителем премьера - и позвонили в Эйлат.

Как и ожидалось, повесив трубку, премьер вернулся к жене, загоравшей на топчане у края бассейна. Она не произнесла ни слова, только бросила в его сторону гневный взгляд.

- Ситуация взрывоопасная, - ответил премьер на незаданный вопрос. – Несколько заключенных террористов объявили забастовку.

- Ну и что, пусть кормят их с помощью зонда, - женщины повела плечами, накрытыми полотенцем и отправила в рот горсть очень спелых черешен, особо ею любимых.

- На этот раз это не голодовка, - вздохнул тяжело премьер. – Они заявили, что прекращают учиться в университете и не будут писать кандидатскую и докторскую диссертации.

- А для чего у тебя министр внутренней безопасности и начальник тюрем? – проворчала жена.

- Это дело им не по зубам, - покачал головой премьер. – Я сам должен заняться этой проблемой. Уже сегодня я должен объявить о предпринимаемых мерах. Делать нечего – возвращаюсь в Иерусалим на вертолете. Я уже велел назначить внеочередное заседание кабинета на пять вечера.

Он поцеловал жену и детей и в сопровождении советников и помощников отбыл на военный аэродром Овда.

…Заседание кабинета проходило как никогда бурно. В самом его начале министр внутренней безопасности, в ведении которого находятся тюрьмы, сообщил о требованиях бастующих: либо немедленно выпустить их на свободу, либо разрешить пользоваться Интернетом без ограничений, разрешить свидания с членами семьи, адвокатами и находящимися на свободе боевиками их организаций столько раз, сколько им пожелается.

В то время, как министры обсуждали меры, СМИ в стране активно освещали проблему. Телеканалы отменили свои обычные передачи, посвятив все эфирное время этой забастовке. Центральный канал пригласил в студию двух специалистов: бывшего начальника тюрьмы Р., а также госпожу Д., гендиректора общественной правозащитной организации "Учителя без границ". Каждый из них комментировал ситуацию со своей точки зрения. Экс-начальник тюрьмы рекомендовал правительству обучать заключенных насильно, то есть – транслировать в их камеры лекции Открытого университета, доставить в тюрьмы профессоров, чтобы те читали свои лекции в столовых во время завтрака, обеда, и ужина – таким образом, заключенные против воли вынуждены будут слушать их. В качестве соблазна отменить ряд экзаменов и снизить требования для защиты второй и третьей степени. "Так поступил в сходной ситуации я, когда руководил 22-й тюрьмой", - сказал Р.

Представитель учительской организации выразила возмущение столь бесчеловечными, по ее словам, мерами. "Они противоречат всем международным конвенциям, - заявила она дрожащим от гнева голосом. – Некоторых высокопоставленных чиновников и даже министров могут из-за этого отдать под международный суд в Гааге", - предостерегла она.

Из вечерних сводок новостей народ узнал, что Европейское единство осудило Израиль за неподобающее отношение к заключенным, толкнув их тем самым на отчаянный шаг забастовки. США выразили озабоченность и обратились к израильскому правительству с просьбой сделать все, чтобы избежать дальнейшего обострения ситуации. Россия призвала принять "пропорциональные меры". Арабские страны обратились в Совбез с требованием немедленно собраться и осудить бесчеловечное отношение сионистов к томящимся в тюрьмах борцам за свободу. Генсек ООН опубликовал обращение, в котором выразил разочарование отказом Израиля улаживать разногласия общепринятыми путем. Международная обстановка накалялась, Израиль снова оказался в полной изоляции.

Кабинет разделился на два лагеря. То же самое произошло и в народе в целом. Одни требовали учить заключенных насильно, другие вышли на площади с плакатами, осуждавшими бесчеловечные меры, являющиеся прямым нарушением основных прав человека.

Коалиция оказалась на грани распада. Только во второй половине дня стороны при посредничестве президента пришли к компромиссному решению: Заставить заключенных защитить только кандидатскую диссертацию, не настаивая на докторской, разрешить свидания с родными в любой удобный для них день, но с боевиками их организаций – только раз в квартал.

Но это решение не дало ожидаемого результата: "Слишком поздно и слишком мало", - озвучил позицию бастующих их адвокат Шмуэль Коэн из адвокатской конторы "Коэн, Бужиман, Турджеман и Ко". – "Мы продолжим нашу борьбу".

Вечером премьер позвонил жене и извиняющимся тоном сообщил ей, что не сможет пока вернуться в Эйлат, чтобы продолжить отдых с ней и с детьми. "Мне все еще не удается взять ситуацию под контроль", - объяснил он. И это было правдой: в тот самый момент, когда он беседовал с женой, информационные агентства сообщили о новой угрозе бастующих: если их требования не будут удовлетворены в течение двух суток, они прекратят ежевечерне готовить себе мясо барашка на огне.

 

2015

 

Национальная кухня

Ингредиенты: 250 г нарезанной кубиками курицы, подготовленной согласно требованиям еврейской религии;
На портале Asia-Israel публикуются материалы без редакторской правки. 
Редакция портала может не разделять точку зрения авторов.

 
 
 

© 2008 - 2013 Asia-Israel. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на «AsiaIsrael» обязательна.