ИХ НАДО ЗНАТЬ  |  Мой Израиль #14 - Апрель 2017  |  Мой Израиль #13 - Январь 2017  |  Мой Израиль #12 - Октябрь 2016  |  Мой Израиль #11 - Август 2016  |  Мой Израиль #10 - Июнь 2016  |  Женский мир - январь #175  |  Незабываемые события и яркие эпизоды из биографии Рены Левиевой  |  БУХАРСКИЕ ЕВРЕИ // КНИГА ПАМЯТИ // Р.А. ПИНХАСОВ  |  Видео-энциклопедия  |  Энциклопедический справочник  |  Связаться с нами  |  Encyclopedia in English  |  

Лента новостей
15/07/2018 19:06
Театр прокурорского абсурда
15/07/2018 13:40
Безумство храбрых: безногий теннисист упал, спасая мяч на Уимблдоне, поднялся и забил
15/07/2018 13:54
Американец решил сжечь жилой дом, чтобы сгорели "все эти гребаные евреи"
15/07/2018 14:16
Выглядящая на 70 лет 16-летняя беззубая эфиопская легкоатлетка поразила Сеть
15/07/2018 15:18
Белый дом наказал CNN за "неуважение к Трампу"
14/07/2018 19:30
Яаков Гутерман: "Польский народ – и жертва, и палач". Интервью по субботам
14/07/2018 19:35
Классический торт "Медовик"
15/07/2018 16:05
Землетрясение обетованное (новость "Бесэдера")
15/07/2018 16:12
Ашкелон - столица фортуны?
15/07/2018 16:17
Кто ты, Америка?



Отдых в Израиле и за рубежом
 

Жилище евреев центральной азии

Back
Домашняя >> История >> Жилище евреев центральной азии

Маркиэль Фазылов
Председатель Ассоциации выходцев из Самарканда

Присоединение Центральной Азии к России стало решающим фактором новых производственных отношений в крае, оно подвело итог феодальному периоду развития региона. В городах Центральной Азии стали строить дома европейского типа из жженого кирпича с железной кровлей. Сохранилось значительное количество особняков, построенных евреями, как в своих кварталах, так и в центральной части городов Туркестанского края. Многие из этих домов представляют архитектурную ценность. Весьма интересны сведения о домах и их владельцах в квартале бухарских евреев Иерусалима. Эти великолепные особняки  также построены богатыми купцами Центральной Азии в  период  расцвета  экономики  при  царской России.
Весьма выразительные  еврейские дома сохранились в Коканде, Самарканде, Ташкенте и Бухаре. Возраст этих архитектурных шедевров колеблется от 100 до 150 лет. Как правило, особняки представляют собой комплекс, состоящий из внутреннего и внешнего дворов, являющихся неотъемлемой частью жилища. Внешний двор - это территория прямоугольной формы, застроенная также хозяйственными помещениями. Однако еврейские дома, в отличие от мусульманских жилищ, состояли преимущественно из одного двора. Эти дворы часто не ограждались заборами, поскольку являлись общими для нескольких домовладельцев. Вход в еврейские дворы с улиц и переулков устанавливался один, обычно через довольно маленькую дверь и узкий проход.
Законы, ограничивающие права евреев в Бухарском эмирате, касались и еврейских домов: они, как и торговые лавки, строились на пол-аршина (30 см) ниже, чем аналогичные строения мусульман. Кроме того, прежние жилища евреев имели глухие стены, а окна выходили не на улицу, а во двор. И еще одна важная особенность: у мусульман дома разделялись на две половины – мужскую и женскую.
До второй половины 19 века дома в Центральной Азии были глинобитными из похсы (глины) или сырого кирпича. Более богатые дома строились из деревянного каркаса, заполненного сырым кирпичом или глиной, а сами стены возводились на каменном фундаменте. Иногда каркасная стена состояла из двух рядов толщиной в 60-70 см, пространство между простенками не заполнялось, поскольку оно служило регулятором холода зимой и тепла летом, т.е. своеобразным термосом. В этих стенах монтировались проемы с полками для хранения посуды и домашнего скарба. Обязательным в доме была веранда для жилья в летнее время, она служила в качестве гостиной комнаты.
При господстве России местные мастера – таджики и узбеки – постепенно освоили русский метод строительных работ с применением новых материалов. Теперь дома имели более удобную планировку, строились в два этажа с резными окнами из дерева, которые смотрели на улицу. Особняки были открыты взору людей, они демонстрировали свою красоту и убранство любому прохожему. Практически все двухэтажные строения располагались на главных улицах еврейских кварталов. Особняки строились в лучших традициях восточного зодчества: комнаты пышно декорировались росписями на стенах и потолках масляной краской, резьбой  по дереву и лепными узорами из ганча (гипс - строительный материал) с изображением птиц, рыб и растительного орнамента.
               Большинство еврейских домов имело собственную молитвенную комнату, стены которой украшались надписями из Священного Писания. Обычно роль домашней синагоги выполняла гостиная, рядом с которой находилась комната для женщин. Иногда комната для женщин располагалась на верхнем этаже с тем, чтобы они могли наблюдать сверху         за процессом молитвы и слушать чтение Торы. Свитки            Святой Торы хранились во встроенных в стену шкафах, ориентированных в сторону Святого Иерусалима.
               Объекты материальной культуры евреев Центральной Азии привлекают внимание не только туристов, но и ученых. Особенностям еврейского жилища посвятили свои труды       Я. Калонтаров, Ю. Датхаев (Душанбе), М. Абрамов, архитекторы  Б. Фазылов (Самарканд), М. Юсупова (Ташкент), З. Аршавская (Иерусалим), Л. Гуревич, Т. Вышенская, Т. Емильяненко  (все из Санкт-Петербурга).          В 1998 году историк Р. Назарьян и М. Фазылов создали документальный фильм о еврейских домах Самарканда. Сведения о владельцах нескольких домов в еврейском квартале предоставил историк Исаак Абрамов.
               К сожалению, судьба большинства домов, построенных   в конце 19 - начале 20 веков не утешительна: уникальные особняки разрушаются и требуют капиталовложений. Новые хозяева  еврейских домов в Узбекистане не всегда понимают, каким богатством владеют и к каким последствиям приводят их переделки в зданиях. На протяжении десятилетий в Узбекистане не было закона, запрещающего сносить эти объекты архитектуры, но и на тех домах, которые сохранились,  до сих пор нет табличек с надписями о том, кому принадлежал особняк. Имена многих из них не сохранились.
               Забота о сохранении объектов культуры и уникальной архитектуры прошлого, на примере исчезающей общины евреев Узбекистана, может являться одним из показателей толерантного отношения властей к культуре и религии народов, имеющих многовековую историю проживания в Центральной Азии. Необходимо выработать государственную программу по охране и реставрации этих памятников. Ещё не поздно произвести обмеры, паспортизацию и фото-фиксацию сохранившихся домов. Можно спасти эти объекты от разрушения, чтобы будущие поколения имели возможность соприкоснуться с живой историей бухарских евреев в странах рассеяния и в Израиле.


ДОМА  БОГАТЫХ  ЕВРЕЕВ  В  БУХАРЕ
 
Самые старые еврейские дома в Бухаре относятся ко второй половине 19 - началу 20 века.  На стенах домов сохранились надписи на иврите с датами строительства и именами  их владельцев. Характерная символика – это «звезда Давида», хамса (защитный амулет в форме ладони) и мезузы (отрывок из молитвы на пергаменте, помещенном в футляр)  на косяках дверных проемов. Потолочные балки отличаются красивой резьбой и пышной декорацией. Один из таких замечательных домов (улица Тукаева, дом 39), сохранившийся в первозданном виде, принадлежал купцу Юнатану Аминову. Дом застроен по всему периметру двора: в центре высокий айван, с двух сторон к нему примыкают двухэтажные застройки одинаковой высоты. На другом конце двора расположены зимние и хозяйственные помещения. Росписи на стенах гостиного зала напоминают по орнаменту росписи, сделанные в загородном  дворце эмира Бухарского. Посередине пола, выложенного из каменных плит, устроена прямоугольная ниша (сандал) – это углубление, в котором тлеют угольки для обогрева комнаты. Над ней обычно находится столик на коротких ножках, покрытый одеялом. Под столик протягивали ноги для того, чтобы они были в тепле.  Дом муниципализирован в 1929 году.
Ещё один выразительный дом (1880), перестроенный под частную гостиницу, находится рядом с «Лаби Хауз». Нижний этаж дома выполняет функцию холодильника, над ним большой двор и гостиная (мехмонхона), отреставрированная профессиональными мастерами. В верхней части стен сохранены  надписи на иврите, а также панно с большой звездой Давида. Другой дом, расположенный по улице Сарафон (бывшая  ул. Аптекарская), построен в 1900 году. Недавно он отреставрирован с помощью ЮНЕСКО. В нем сохранены особенности домов еврейского квартала. Вот, что вспоминает архитектор Зоя Аршавская (Иерусалимский Еврейский Университет): «Когда заходишь в дом с улицы, то попадаешь в темное пространство, откуда по узкой лестнице подымаешься во дворик с люком в центре – это для освещения нижнего этажа».
               Дом Хаима Рубинова строился три года (1894-1897) в квартале «Махаллаи нав»  на нынешней улице Тукаева, дом 54. Авторы книги «Синагоги мира» Йом - Тов Асис и Нелс Фолберг включили этот дом в свой альбом, как один из самых красивых в Бухаре. В «Махаллаи куна» (Старой махалле) большой дом Мирзо Дауда (Давида) перестроен  под частную гостиницу с названием «Лаби Хауз». Этот дом (1900) выложен из жженого кирпича, имеет надписи на иврите на стенах внутренних интерьеров и высокие потолки. Как и в других домах, гостиная комната служила семейной синагогой. По архивным сведениям, владельцами больших домов в Бухаре также были богатые купцы: дом Хаимова (1870), дом Симхаева (конец 19 века), дом Абаева (1894), дом Алиша    бен Яхудо Ягудаева, дом Моше Ходжабекова. Дом  Рыбакова Пинхаса бен Аарон сдавался под аренду отделению Русско-Азиатского банка в Бухаре. Три дома принадлежали Пинхасову Або бен Пинхас. Другой Пинхасов - Давид бен Пинхас - имел летний дом недалеко от сада эмира. Еще один из Пинхасовых - Яковхай Сионович по прозвищу Хай Калонтар (староста общины) - имел дом, в котором в советское время открылась школа имени Розы Люксембург.
               В «Старой махалле» Бухары известен еще один дом Абрамова, построенный в русском колониальном стиле. Он состоит из двух дворов и нескольких комнат, на стенах которых декор не сохранился. Советская власть разделила дом на несколько маленьких квартир, в результате новые жители исказили былое величие этой усадьбы. Хозяин дома, Мулло Авром  Юнус, прибыл в Бухару из Ирана в 1863 году вместе     с родственниками. Родной брат Аврома – Исаак Юнусов представлял эмира Бухарского при дворе Императора России в 1870-1903 годы. Исаак Юнусов был тестем известного купца Самарканда Рафаэла Абрамова. Сам же Авром имел высокий авторитет и был старостой еврейской общины. По дошедшим легендам, Авром вел себя независимо, чем раздражал местную власть. Эмир Бухары, в наказание, на глазах Аврома казнил двух его сыновей. Это событие описано в книге известного писателя Садриддина Айни «Палачи эмира Бухарского». О биографии Аврома Юнусова можно прочитать также в книге, посвященной  родословной  Юнусовых.
В одном из кварталов  евреев-чала сохранились просторные дома с надписями на стенах на таджикском языке арабскими буквами. «О еврейской принадлежности внуков чала в Бухаре, скрывающих свою национальность, говорят следы на дверных косяках, на которых закреплялась мезуза» - пишет М. Юсупова. Местные мусульмане – таджики и узбеки – до сих пор этих потомков называют «чала бача» (сын чала).  Дом богатой семьи евреев-чала,  Сулеймановых,  занимает целый квартал. В нем шесть самостоятельных дворов, объединенных общей кирпичной стеной и подвальными этажами. Стены фасада выделяются декоративной кладкой из жженого  кирпича. В советское время дом был разделен на коммунальные квартиры и потому сильно пострадал. В одной из них жил известный поэт Отаджон Сулейманов, писавший под псевдонимом Пайрови. Неизвестно, имел ли родственные отношения Мататиё Сулейманов, переехавший в Иерусалим,  к тем Сулеймановым, вынужденно принявшим ислам. Но известно, что его потомки - Мататовы жили при царской России в Каттакургане, а затем несколько семей в начале 20 века переехали в Иерусалим и там, в «Шхунат а-Бухарим»  построили синагогу «Мататовых».


КУПЕЧЕСКИЕ  ОСОБНЯКИ  В  КОКАНДЕ
 
               После присоединения Кокандского ханства к России (1876) административным центром Ферганской области был объявлен г. Новый Маргелан (1877). В 1902 году он переименован в г. Скобелев, а с 1924 года – Фергану. Однако столица бывшего ханства не потеряла свой блеск.  В русской части Коканда, превратившегося в начале 20 века в крупный торгово-промышленный центр Туркестана, евреи соорудили самые красивые особняки европейского типа – жилые дома, банки, производственные помещения. Уже к 1900 году русская администрация, опасаясь значительных еврейских капиталов, запретила евреям приобретать земельную собственность. В то же время Коканд, Старый Маргелан и Самарканд были объявлены пограничными городами, где евреи, переселившиеся из Бухарского эмирата, могли жить, не опасаясь выдворения.
               В Коканде сосредоточилась самая большая в Ферганской долине еврейская община. В отличие от многих городов Туркестанского края в Коканде не было четкого разделения города на две части: русскую и мусульманскую. Центральная улица города – Розенбаховский проспект был застроен магазинами, домами, а также появились банки, гостиницы и аптеки. В 1890-е  годы перпендикулярно к этому проспекту расположился новый Скобелевский проспект, а позже на окраине города – железнодорожный вокзал. Уже к 1909 году в Коканде «красовались» дворцы с освещением и телефонами, «блестели» улицы, мосты и тротуары. Среди гражданских сооружений самую значительную часть составляли особняки богатых еврейских купцов и коммерсантов, которые сохранились до настоящего времени.
               Особняк Рафаэла Потелахова (ныне - дом связи) построен в 1907 году на углу указанных выше проспектов. Он имеет  Г-образную форму. По свидетельству родственников, Рафаэл Потелахов возвел этот красавец-дом для своей молодой жены-француженки. Фасад здания выложен из жженого кирпича с оригинальными резными узорами и окнами в «итальянском стиле». Внутри дома огромная терраса и два больших зала с печами из белого немецкого кафеля, который украшен растительным узором цвета позолоты и живописными вставками.
               В том же году купец Або Симхаев строит жилой дом по проекту архитектора И. Маркевича (ныне - нефтяной колледж) в неоклассическом стиле. Главный фасад особняка, насыщенный декором, в сочетании с красивыми колоннами напоминает дворец европейского типа. В 1910-е годы Элезер Симхаев (отец Або) по прозвищу Малабой построил другой особняк (ныне - здание пединститута) по проекту того же архитектора. Это довольно большое сооружение с двумя парадными крыльцами отличалось пышно декорированной резьбой по ганчу, а в карнизах потолка были видны шестиконечные «звезды Давида». Часть дома использовалась под конторские учреждения.
               В 1915 году в Коканде насчитывалось более 10-и банковских отделений, которые находились в арендованных домах. Среди них наиболее выразительным по своей архитектуре было здание Русско-Азовского банка, выстроенное в стиле модерна и расположенное на углу основных улиц города. Напротив него в начале 20 века построили особняк Якуб Вадьяев и его братья. Это П-образное здание размером 60м на 40м, построенное по проекту известного архитектора Г. Сваричевского, использовалось        в коммерческих целях: здесь расположились банковские учреждения (ныне - мэрия города). Братья Вадьяевы владели заводами и фабриками,  в настоящее время часть этих промышленных зданий сохранилась. Вадьяевым также принадлежала синагога, построенная из жженого кирпича, на  нынешней улице имени  Шота Руставели  (в советское время здание использовалось под спортивный зал).
               До нас дошли архивные данные о том, что племянник известного ташкентского купца Ёсефа Давыдова – Натан бен Исахар  Давыдов - имел красивый офис в Коканде. Другой купец Рафаэл Исаакович Исахаров владел домом, который в советское время был переоборудован в кинотеатр. По сведениям исследователя М. Юсуповой, кокандские особняки Сако – это красивый архитектурный ансамбль - старожилы города также  причисляют к владениям евреев. Ансамбль расположен на нынешней улице имени генерала Узакова,      он состоит из двух двухэтажных зданий, которые различны  по фасаду и внутренней планировке, и относятся к разному периоду времени.  На одном указана дата - 1912 год, другой построен  в 1917 году. Эти величественные по своим размерам дома протянулись на целый квартал, что свидетельствует о широком размахе и образе жизни их владельцев.
               Перечисленные особняки евреев входят в число лучших строений Коканда и в настоящее время украшают своей архитектурой центр города. Несколько интересных в архитектурном плане домов принадлежали  еврейским  купцам в других городах Ферганской долины: в Намангане, Маргелане  и   Андижане  -  дом  Або  бен  Рубен  Ягудаева, дома  Шаломо  Исакова, Або Пинхасова (Болобоши) и другие.


ЕВРЕЙСКИЕ  ДОМА  В  ТАШКЕНТЕ
 
               Сведения о принадлежности красивых особняков евреям Ташкента очень скудны и требуют специального исследования. После землетрясения в Ташкенте в 1966 году значительная часть старых домов была разрушена и не восстанавливалась. На заре советской власти, когда столица Узбекистана была переведена из Самарканда в Ташкент (1930), многие культовые здания были снесены.  И, тем не менее, сохранилась фотография наиболее крупного  особняка, построенного купцом Якубом Вадьяевым в 1910 году. Это внушительное здание он построил для своей семьи в отдаленном от шумного уличного  движения  месте. Сооружение в европейской части Ташкента имело много больших и высоких помещений,  которое вытянулось на всю ширину квартала, демонстрируя свою внешнюю красоту и великолепие. В 1917 году дом перешел к правительству под названием «Здание общественного собрания». Позже его переименовали в «Дом свободы», а затем в нем разместился кинотеатр имени «30 лет комсомола». На фотографии отчетливо виден фасад, кирпичные узоры и изящные ажурные решетки у входных порталов. Внутренние стены отделаны с использованием масляных красок. Всё это показывает богатство и характеризует прекрасный вкус владельца.
               Один из богатейших купцов Ташкента Ёсеф Давыдов в 1890 году построил особняк, расположенный рядом с его частной синагогой. В советское время улица Давыдовская в квартале «Укчи» была переименована на ул. Арнапая, а затем на ул. Узбекистанская. В доме Давыдова сразу после революции разместился еврейский институт просвещения – ИНПРОС. После землетрясения 1966 года дом разрушился. По архивным свидетельствам под названием «Купчая крепость» Ёсефу Давыдову принадлежало значительное количество недвижимого имущества и земель. Сохранилось одно из зданий, где располагался офис «Торговый дом Давыдова», ныне часть этого здания в Ташкенте занимает жилищно-коммунальное хозяйство (ЖЭК). В квартале «Укчи» еще один дом  принадлежал  брату  Ёсефа – Исахару  Давыдову.
               Следует отметить, что на территории царской России людей разделяли не по национальному признаку, а по вероисповеданию. «Русские» (европейские)  евреи – иудеи по религии ограничивались в правах на свободное проживание    в пределах Российской империи (черта оседлости) и на  предпринимательскую деятельность  в отдельных регионах (например, в Степном крае и Сибири). Но, если они принимали христианство, то эти ограничения для них не действовали. Антисемитская политика России  вынуждала многих ашкеназских евреев выезжать в Санкт-Петербург с тем, чтобы принять христианство, а затем вернуться  и  продолжить свой бизнес на новом месте. Это позволяло сохранить также и собственное недвижимое имущество от произвола властей.
              Подобные ограничения действовали для евреев Бухарского эмирата, переехавших в города Туркестанского края. Русские власти всячески препятствовали бухарским евреям получить российское гражданство, а равно и иметь на свое имя собственность. Однако бухарские евреи строго следовали предписаниям иудаизма и были преданы своей религии: в  Туркестанском крае  не зафиксировано ни одного случая перехода бухарских евреев  в  христианство. Поэтому  богатые бухарские евреи, обосновавшиеся в городах Туркестанского края (в основном в Самарканде, Ташкенте и Коканде), часто оформляли свои дома и другое имущество на  местных родственников или подставных лиц.
              Ташкентские купцы – туземные евреи свободно занимались бизнесом и владели красивыми особняками,  как  в русской части города, так и в махалле.  Казиев Пинхас бен Арон был владельцем особняка и большого дома, в котором после революции разместилась гостиница «Октябрь». Борухов Исаак по прозвищу Копас  имел дом, в котором размещался главный офис торгового дома «Братья Авраам и Исаак Боруховы». Бывший глава еврейской общины квартала «Укчи» Аронов Хаим (Мирзо) бен Арон также имел дом, который советская власть реквизировала  и передала клубу.  В этом квартале владельцем  большого  дома был  Исроэл  бен  Симхо Акилов.
               Новая власть, управляемая коммунистами, беспощадно отнимала имущество купцов. Так, особняк Абдурахманова Пинхаса по улице Кафанова, дом 25 был разделен на три  части и использовался для бытовых нужд. Другой особняк Мурдахаева Юханана бен Мордехая передали детскому саду, а в особняке Рубинова Юшваха бен Звулуна организовали общеобразовательную школу №110. Пинхасову Биниамину бен Пинхасу когда-то принадлежал особняк, расположенный на бывшей улице  Стрелковая, дом 11.
                Богатые еврейские купцы владели красивыми домами    и в других городах Туркестанского края. Например, в самом городе Туркестане глава общины города Мошеев Симхо бен Моше имел несколько домов и гостиниц. В Казалинске владели домами Пинхасов Абрам, Календарев Яков, Давыдов Кутиэл и другие. В советское время дома Кутиэла Давыдова заняли учебные заведения: педучилище, ветеринарный техникум, школа и другие. Можно продолжить перечень домов, отнятых коммунистами у еврейских купцов.
                 Наши предки пережили тяжелые потрясения: о фактах обнищания людей того периода, и о том, как  непросто было расстаться с имуществом, нажитым годами, имеется много документов и свидетельств. Эти печальные страницы нашей истории требуют отдельного повествования. Народная память сохранила сотни и тысячи трагических судеб бухарских евреев.


КУПЕЧЕСКИЕ  ОСОБНЯКИ  В  САМАРКАНДЕ

               Изменение социального статуса евреев Самарканда после присоединения к России отразилось на их материальном положении и коренным образом повлияло на жилищные условия. Евреи получили возможность приобретать землю и недвижимость, особенно активно они стали скупать дома в новой, так называемой «русской»  части города. В то же время территория еврейского квартала стала расширяться, в ней появились благоустроенные зеленые улицы с арыками, хаузами (водоемами), базаром и застроенными домами европейского типа. В короткое время среди серых, невзрачных глиняных домов махалли, появились каменные дома, строения из жженого кирпича, двухэтажные особняки с железными крышами и ажурными подъездами, резными красивыми окнами с видом на улицу. Почти все двухэтажные здания расположились на центральной улице  Ширабадская (ныне -улица имени М. Толмасова), протянувшейся с запада на восток.
               В самом центре  «Махаллаи боло» (Верхняя махала) выстроил жилище богатый купец Пагиэл Левиев по   прозвищу Факир. Этот двухэтажный особняк расположен рядом с местом отдыха «У фонтана» (ныне - это сквер имени Биньямина Махсумова, первого бухарского еврея сотрудника милиции). После приватизации советской властью он служил «Красным клубом», библиотекой, кожно-венерологическим диспансером, музыкальной школой. Сейчас особняк находится в аварийном состоянии. На кирпичном фасаде здания висит портрет народного артиста Узбекистана Михоэла Толмасова.
               Перпендикулярно к этому дому расположено огромное строение, принадлежавшее старшему брату Факира – Исааку Ого-Леви. В советское время дом разделили на маленькие коммунальные квартиры с общим двором. В 1960-е годы  здесь разместилась кожная больница, с 1993 года его занял  Культурный центр бухарских евреев, а ныне здание принадлежит квартальному комитету. Рядом с этим домом    во внутреннем дворе выстроил себе жилище Юно бен Исаак Абрамов. В одной из комнат на стенах сохранилась декорация и расписные потолочные деревянные балки. Эти здания требуют капитального ремонта. У входа во двор висит мраморная табличка с надписью: «Здесь жил знаменитый балетмейстер Исахар Акилов». Народный артист Узбекистана И. Акилов  был внуком Юно Абрамова (сыном его дочери Дворо).
                На рубеже 19-20 веков в махалле появились выразительные в архитектурном  плане дома купцов и богатых евреев Самарканда. Большое количество строений нового типа принадлежало разветвленному роду Муллокандовых. Два особняка расположены на небольшом проезде, соединяющем улицы Толмасова и Мубаракская. Первый дом построен в начале 20 века Ари Фузайловым, в котором позже разместился детский сад № 6, второй дом принадлежал Эфраиму Муллокандову. В советское время этот дом использовался под детские ясли. Рядом с ним по ул. Мубаракской сохранился огромный особняк купца 2-й гильдии  Сулеймана  Очильдиева.
               Напротив особняка С. Очильдиева стоит дом купца          2-й гильдии Яхиэла Исхакова. Внутреннее убранство центрального зала в этом доме свидетельствует о высоком уровне мастеров: на стенах отчетливо видны лепные карнизы, узорные ниши и роспись масляной краской. На улице Мубаракской заметно выделяется еще один особняк, принадлежавший Аврому и его сыну Пинхасу  Фузайлову. В советское время в этом доме долгие годы жил знаменитый певец шашмакома Гавриэл Муллокандов, который был одним из руководителей туземно-еврейского театра в Самарканде. Ныне у входной двери  прикреплена  табличка, где  написано:  «Здесь жил народный артист Узбекистана Г. Муллокандов»,    а  часть  улицы  (бывшая ул. Восточная) носит его имя.
               Выходцы из Афганистана Абрамовы по прозвищу Кобули (из Кабула) владели несколькими домами. В конце 19 века построил дом Эфраим Кобули Абрамов на углу нынешней улицы им. Толмасова и проезда, ведущего к  школе № 26. На стене одной из комнат сохранилось скульптурное изображение двух ладоней, которое символизирует благословение перед зажиганием субботних свечей. Напротив этого дома стоит красивый особняк  с входом со стороны  улицы Толмасова, принадлежащий Рахмину и Хиё Муллокандовым. В настоящее время  это  коммунальный дом, в народе именуемый «Общий двор». Рядом с ним, справа от входа в школу № 26,  построил себе дом брат Эфраима – купец и основатель торгового дома «Братья Муллокандовы», раввин Юнатан Муллокандов. Напротив этого дома, слева от входа в школу находится особняк купца Симхо Муллокандова, который в советские годы использовался для детских яслей.
               Еще один особняк больших размеров расположен напротив «Общего двора» по улице Толмасова,  дом 60. Его построили Абрамовы: Пинхас по прозвищу Бободжони Кобули (брат Эфраима Кобули) и его сын Шаламо бен Пинхас. В настоящее время дом перестроен под частную гостиницу. Шаламо бен Пинхас, будучи коммерсантом, построил огромный парк отдыха с фруктовыми деревьями и садами в квартале «Пушти гуристон», населенный цыганами («Чогихона»). Ныне на этом месте возведен мавзолей «Ал  Мотуруди». Имя Шаламо бен Пинхаса сохранилось в истории еще и потому, что он составил словарь на шести языках «Милим шиша», изданный в Иерусалиме в 1905 и 1911 годах. Интересно отметить, что потомки Пинхаса Бабаджана в Самарканде получили фамилию Пинхасовых, а не Абрамовых.
               В 1916 году, рядом с синагогой «Канесои Калон», построил дом купец 2-й гильдии Исроэл Рубинов. Это здание состоит из двух строений, одно из которых имеет бельэтаж. Внутренний интерьер дома не сохранил былую красоту, однако внешний вид имеет явно европейский облик, подобно которому в еврейском квартале не встречается. Этот уникальный дом ныне принадлежит правнуку бывшего хозяина, Мэрику Рубинову, ныне проживающему в Нью-Йорке. Напротив дома  И. Рубинова расположен двухэтажный дом Аврома Фузайлова, в котором в советские годы был организован единственный в Центральной Азии туземно-еврейский музей (1922-1935). Позже это здание занимал читальный зал, затем народный суд, аптека, а сейчас - это частный дом.
               На центральной площади махалли, возле продуктового базара (овощной рынок) выстроил двухэтажный особняк огромных размеров Давид Калонтаров. В этом же дворе справа отдельное здание принадлежало племяннику Давида – Якубу бен Исаак Калонтарову. Особняк и дом власти реквизировали в 1922 году и передали филиалу трикотажной фабрики имени «8-го марта». В годы «перестройки» частные предприниматели   приватизировали здание  под обувной цех. Рядом с этим домом, чуть ниже построил себе жилище брат Давида – купец 2-й гильдии Мурод Калонтаров. В советское время часть помещений занимала автошкола, затем школа      № 25. В центре махали, справа от дома Якуба Калонтарова,      в переулке сохранился большой двухэтажный особняк, принадлежащий купцу 1-й гильдии Якувча  Рубинову - это дядя  Исроэла  (Исроэлча бен Мошиах)  Рубинова. В советское время в здании функционировала поликлиника, затем вечерняя  школа  рабочей  молодежи.
                 В  этом же районе купцы Сулейман, Якуб, Матат и Рубен - сыновья Пинхаса Муллокандова (брата Моше) владели большой территорией земли, на которой разбили сады - «Боги Муллоканихо» (Сад Муллокандовых) и построили три примечательных особняка, принадлежавших  Якубу, Матату, Сулейману. Два дома выложены из жженого кирпича, они имеют красивый внешний фасад и ныне представляют  архитектурную ценность.
               Жилище европейского типа выстроил также красильщик пряжи Хаим Кусаев. Это одноэтажное здание на нынешней улице Денауской, проезд 3 имело типичный кирпичный фасад с рустованными стеклами. Внутренняя отделка комнат была традиционно азиатской, как и у многих богатых евреев. Отличались только потолки, сбитые из цельных деревянных щитов с сугубо индивидуальной росписью. В этом доме до 2-й мировой войны функционировала школа при фабрично-заводском управлении (ФЗУ) «Худжум». Этот дом недавно снесли новые хозяева. Рядом с ним сохранился дом Або Кимягарова, построенный в 1914 году по проекту московских архитекторов. Або был менеджером крупного немецкого торгового дома «Вогау» в России с филиалом в Самарканде. Дом этот выгодно отличался своей планировкой и украшал одну из улиц квартала. В советское время в нем жил известный просветитель и выдающийся организатор народного образования Залмон Абаевич Кимягаров со своей семьей.
               В махалле, теряющей свой первоначальный облик, сохранилось еще одно привлекательное здание. Это дом Або Завулунова по прозвищу Фолчи. Особой красотой в доме отличается центральный зал – айван, стены которого украшают узоры из ганча с красочной росписью, резные ниши из дерева и надписи на иврите с текстом из ТАНАХа. Дом находится на нынешней улице имени Ильяу Ханимова  (часть улицы Бухарской) в районе «Пушти Гуристони» (ныне «Чокардиза») и требует реставрации.
                Рядом с ним расположен уникальный дом, который занимает особое место среди строений начала 20 века. Его владелец Рафаэль Исаакович Абрамов - сборщик налогов и пайщик торгового дома «Пинхас Абрамов». В этом доме жил внук Рафаэля, профессор Менаше Мишоэлович  Абрамов (1925 - 1998 гг.), который написал  историю этого дома:        «В 1897 году Рафаэль покупает участок земли размером 30 на 40 метров на юго-востоке еврейского квартала. Строительство дома вел  его тесть - Исаак Юнаевич Юнусов (1841-1904). Оно было завершено в 1901 году, но понадобилось еще два года для того, чтобы известные мастера и художники украсили стены. Особенно примечателен центральный зал: рисунки на карнизах из масленых красок представляют взору зрителей города Святой Земли. Над дверью имеется надпись – цитата  из псалмов Давида: «Если забуду тебя, Иерусалим …».  
               Жилой дом Рафаэля Исааковича - это уникальный музей архитектурного декора конца 19 - начала 20 века. Изображения святых мест Израиля и оригинальные орнаменты в других еврейских домах Самарканда не встречаются. Этот дом удалось спасти от конфискации, поскольку он находился в глубине переулка и был незаметен. Но хозяевам пришлось заклеить обоями «сионистские» изображения. К тому же сын Рафаэля - Мишоэл до 1934 года оставался афганским подданным». 
              Новый хозяин дома при реставрации сохранил внутреннее убранство стен и национальный колорит. Он планирует создать музей, посвященный ученому - историку Менаше Абрамову, но пока еврейские спонсоры не проявляют интереса к данному проекту. А жаль.


ОСОБНЯКИ  В  «РУССКОЙ»  ЧАСТИ  САМАРКАНДА
 
               После завоевания города русскими войсками (1868) появились военные  и гражданские объекты,  православные храмы и харчевни с европейским населением. Здесь выросли целые кварталы жилых домов, которые положили начало новому городу, именовавшемуся «русским» Самаркандом. Первоначально в новом городе имели право на жительство только граждане христианского вероисповедания. Позднее в «русской» части Самарканда стали приобретать дома местные жители – мусульмане и туземные евреи.
                Жители еврейского квартала стали активно осваиваться в новых условиях. К 1894 году евреям принадлежало 47 домов в центре города. Стоимость дома на тот момент превышала 1500 рублей. В старом городе цены были ниже, причем большинство еврейских домов (около 300) оценивались ниже 1000 рублей. Для сравнения:  1 кг мяса тогда стоил 10-12 копеек, а корова  -  9-10 рублей, при средней зарплате рабочего в 4-5 рублей в месяц. Разумеется, что купить или построить дом могли позволить  себе  богатые  люди.
                  Благоприятная ситуация сложилась для евреев Бухарского эмирата: они получили возможность переехать в города Туркестанского края и свободно заниматься бизнесом. Бухарско-подданные евреи покупали недвижимость, в том числе и в «русской» части Самарканда. В это время в городе появились школы европейского типа – гимназии, в котором учились дети, в основном богатых евреев.
                Разветвленный род Абрамовых (Кобули) приобрел недвижимость и в новом городе.  Вначале Биньямин (Амини  Кобули) и Исаак Абрамовы купили дома на улице Кауфманская (позже это улица имени Ленина) и на улице Каттакурганская (позже улица имени К. Маркса). В последующие годы  Пинхас бен Исаак Абрамов приобрел дом на углу улиц Каттакурганская и Черняевская (позже улица имени Ф. Энгельса). Затем он построил два особняка на улице Николаевская  (позже улица Советская)  –  торговый дом и синагогу.
               Двухэтажный торговый дом, построенный в 1913 году, по проекту «строителя без диплома» коллежского асессора Андреева, отличался архитектурным обликом, а его фасад был возделан в стиле классического ампира. Большие закругленные окна разделялись широкими простенками. Просторное и хорошо освещенное внутри здание было явным новшеством для подобных торговых помещений Самарканда. В настоящее время этот великолепный особняк П. Абрамова занимает детский сад № 36.  
                 Здание синагоги, принадлежавшей Пинхасу Абрамову, сохранилось внутри двора на улице Советской, дом 102.           О еврейской принадлежности здания напоминают окна с шестиконечными остекленными рамами («Звезда Давида»), а также углубления на дверных косяках для крепления мезузы. С 1928 года синагога использовалась  для государственных нужд: в ней расположился областной спорткомитет, а позже шахматно-шашечный клуб.
               Несколько домов на улицах: Советская, Узбекистанская, им. Энгельса, им. Шаумяна принадлежали братьям Ильясовым – Рафаэлю Мирзо-ого и Ходжи Ядидиё. Последний владел    ещё одним примечательным особняком, находящимся в самом начале улицы имени Ленина. Это здание, расположенное напротив бывшего губернаторского сада, сменило немало хозяев, но сохранило свой внешний вид – оно и сейчас украшает одну из центральных улиц Самарканда.
                Владели домами  в новом городе  сыновья Махсума Фузайла - братья Юханан, Мошиах и Ари Фузайловы. Наиболее привлекательными среди них являются два дома, расположенные по обеим сторонам улицы имени М.Фрунзе (бывшая улица Ташкентская). В одном из них находится отдел регистрации браков – ЗАГС Багишамальского района, другой в настоящее время принадлежит кампании сотовой связи.
               Значительным количеством домов, как в старом, так и новом городе (более 30-ти домов) владели потомки Моше Муллокандова - Юнатан, Симхо, Хиё, Эфраим, Борух и Аарон. Большая часть доходных домов в центре города сдавалась в аренду. Они были расположены на улицах: Пушкина, Фрунзе, Ахунбабаева, Советская, Узбекистанская, Маркса, Коммунистическая, а также  на привокзальной площади и в квартале «Ходжа Ахрар».  Лучшим среди них считался особняк на улице Фрунзе, в котором размещался областной совет профсоюзов.
                  В новом городе владели домами сыновья Пагиэла Левиева – братья Якуб-Меер, Або-Хаим и Нисим. Особенно они гордились особняком на улице Александровская                (позже - ул. Коммунистическая), приобретенным незадолго до 1-й мировой войны. В советское время в этом внушительных размеров особняке (напротив бывшего кооперативного института) долгие годы функционировала типография имени Морозова, а сейчас там разместился полиграфический колледж.
               Купец Шаломо Софиев имел двухэтажный особняк на улице Челекская, расположенный недалеко от «Крытого рынка» в центре города. До 1928 года этот дом использовался в качестве синагоги, затем  как радиоузел, а в настоящее время как «Алока банк». Ш. Софиеву недолгое время принадлежала лучшая в городе гостиница «Гранд отель», расположенная на углу улиц К.Маркса и Республиканская. В этом особняке ныне расположились областной суд по уголовным делам и ОВИР – организация, через которую прошли все будущие эмигранты, покинувшие Самаркандскую область.
                 Несколько домов в русской части города принадлежало купцу Натану Исааковичу Исхакову по прозвищу «Нотонча». В 1914 году Исхаковым принадлежал огромный дом, расположенный напротив «Гранд отеля». Ныне там находится отдел архитектуры города (вход со стороны улицы  Республиканской).
               История сохранила также имена владельцев домов на центральных улицах города - Исраэла и Исаака Рубиновых, братьев Кусаевых и Исахаровых. Здание бывшего Самаркандского уездного казначейства находится на пересечении улиц Советской и  Узбекистанской. Позднее  этим заметным домом владели братья Искиё и Нисим Исахаровы. Мемориальная доска на фасадной стене дома свидетельствует о том, что в советское время в нем жил первый руководитель (президент) Узбекистана Юлдаш Ахунбабаев. 
                В самом начале улицы К. Маркса, неподалеку от крепостных стен (ныне  это площадь, где расположены административные здания области) имел скромное жилище Матат Аронбаев. Советская власть не только отнимает его дом, но и высылает  хозяина  на Урал.
               В начале  20 века  Самарканд стал расширяться. На улице Черняевская  (позже  ул. Энгельса) появились армянская церковь и польский костел. На перекрестке улицы Черняевской и проспекта  Ростовцева (ныне ул. Нариманова) купил большой участок земли и построил дом Абрам Фазылов. В 1914 году рядом с этим домом он поставил еще один дом – для своих сыновей: Юнатана и Нисима. Однако Фазыловы недолго прожили там, они продали большой участок земли и дома Давиду Калонтарову.  На участке земли, проданном Фазыловыми (ныне угол улиц имени Энгельса и Шаумяна), построен особняк огромных размеров. В советское время там находилось общежитие для студентов учебных заведений, а сейчас это здание национального банка. 
                Сохранился архивный документ, в котором написано, что после смерти (1922) последнего главы общины евреев Самарканда Давида Калонтарова осталось 6 принадлежавших ему домов: в  махалле - 1, на улице Александровской – 2,        на углу улиц Николаевской и Каттакурганской – 1, на Кауфманской – 1,  на углу улиц Черняевской и Ургутской – 1. Последний дом, ранее принадлежавший Фазыловым, перешел по наследству от Давида его сыну – Израилу Калонтарову.     В нем жил известный самаркандский художник - живописец Маркиэл  Израилович  Калонтаров.
               Несмотря на ограничения (указы от 1909 и 1916 годов) и принудительное выселение евреев за пределы нового города, количество домов, принадлежащих евреям, неуклонно росло. По сведениям известного востоковеда и лингвиста                   И. Зарубина, численность евреев в Самарканде в 1916 году составляла 12 тысяч, причем пятая их часть жила в       русской части города. Стоимость домов по оценкам 1914    года превышала 10 тысяч рублей. В 1916 году был издан     указ генерал-губернатора Самарканда, запрещающий строительство и продажу домов евреям: « … ибо город становится еврейским». Декретом новой советской власти практически все дорогие дома были муниципализированы и евреи, у которых отняли имущество, вынужденно переселились в родную  махаллу. Этим  и объясняется значительный отток евреев из нового города, где по данным переписи населения 1925 года, количество туземных евреев в русском Самарканде оказалось около 1000 человек.
                В дореволюционный период широко известными представителями рода Калонтаровых были братья Абрам и Якуб Калонтаровы по прозвищу Калам – сыновья Исаака бен Моше Калонтара. Им принадлежало несколько домов в Самарканде. Особого внимания заслуживает громадный двухэтажный особняк, построенный Абрамом Калонтаровым,  в центре Николаевского проспекта (ул. Советская, дом 51). Особняк строился шесть лет (1910-1916) по проекту архитектора Е.О.Нелле под руководством мастера Абдукадыра  Бакиева. Именно этот самый крупный жилой дом в Самарканде стал архитектурным памятником эпохи.
               Особняк А.Калонтарова состоит из нескольких самостоятельных строений на большом квадратном участке. Хозяин любил лошадей, его экипаж был одним из самых красивых в городе и потому, рядом с другими подсобными помещениями, он соорудил конюшню. Внимание туристов привлекает главное здание, имеющее Г- образную форму с красивым кирпичным фасадом и  окнами, обрамленными деревом с еврейской символикой. Все комнаты вытянуты в один сплошной ряд - анфиладу. Этажи соединяются между собой оригинальными металлическими лестницами. Столовые, спальни, детские комнаты, кабинет хозяина, комната для игры в карты, залы и синагога отличаются друг от друга своим интерьером. Они отделаны нарядными обоями, привезенными из Риги, и папье-маше доставленном из Санкт-Петербурга. Росписи из ганча и масляной краски сделаны художниками России. На стенах балкона, из которого просматривается центральный зал, изображен двуглавый орёл - герб России.    В нескольких комнатах на стенах и потолках нарисованы картины мифологического характера, двери заполнены узорами из цветного стекла (витраж), потолки главного зала украшают деревянные узорчатые балки: на них выбиты рисунки  свитков  Торы.
               Особняк Абрама Калонтарова обогревался семью печами, выложенными кафельными плитами немецкого производства. Каждая печь стоимостью 10 тысяч серебром отличается по цвету и рисунку. Тончайшая работа – резьба по дереву и ганчу, росписи украшают практически все комнаты. Особо впечатляет центральный зал, он являлся гостиной комнатой, служил для проведения концертов, танцев и балов, и одновременно использовался в качестве синагоги. Это просторное помещение азиатского типа имеет антресоли – (шахнишин) с двумя колонами. Хозяин особняка специально предусмотрел возвышенное место для почетных гостей, артистов, хазанов. Абрам Калонтаров построил дворец, ожидая приезда царя Николая  II. Но в феврале 1917 года в России на смену царя пришло временное правительство. Недолго было суждено прожить Абраму Исааковичу в своем доме. Особняк был реквизирован, но по составленному документу, хозяин якобы подарил его новой власти в 1923 году. Оно и понятно – жизнь дороже денег. По свидетельству очевидцев Абрам Калонтаров до конца своей жизни (умер в 1951 году) навещал свое сокровище, и каждый раз не мог сдержать своих слёз.                  
                 С 1925 по 1930 годы, когда Самарканд был столицей новой республики,  в доме Абрама Калонтарова находился ЦК  ВКП(б) Узбекистана во главе с Акмалем Икрамовым. Позже   в нем был организован краеведческий музей. В 2008 году несколько комнат особняка  занял  интерактивный   музей под названием «Евреи края в прошлом и настоящем». Этот музей построен старшим научным сотрудником С. Жуковой (Фатаевой) и М. Фазыловым при финансовой помощи «Джойнта». Экспозицию нового музея составили архивные документы, фотографии, предметы быта и религии, другие этнографические экспонаты, собранные Исааком Симховичем Лурье с 1922 по 1932 годы. В настоящее время музей является объектом посещения еврейских туристов.

 
 

Национальная кухня

Долгое время предки Центрально-азиатских(бухарских) евреев проживали среди азиатских народов. Соответственно произошло взаимопроникновение разных сторон культуры евреев и окружающих народов, в том чис
На портале Asia-Israel публикуются материалы без редакторской правки. 
Редакция портала может не разделять точку зрения авторов.

 
 
 

© 2008 - 2018 Asia-Israel. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на «AsiaIsrael» обязательна.