Мой Израиль #14 - Апрель 2017  |  Мой Израиль #13 - Январь 2017  |  Мой Израиль #12 - Октябрь 2016  |  Мой Израиль #11 - Август 2016  |  Мой Израиль #10 - Июнь 2016  |  Женский мир - январь #175  |  Незабываемые события и яркие эпизоды из биографии Рены Левиевой  |  БУХАРСКИЕ ЕВРЕИ // КНИГА ПАМЯТИ // Р.А. ПИНХАСОВ  |  Видео-энциклопедия  |  Энциклопедический справочник  |  Связаться с нами  |  Encyclopedia in English  |  

Лента новостей
12/12/2017 08:12
Нападающий сборной России и "Зенита" поразил пустые ворота, не попав в них с метра
12/12/2017 11:20
Чужой земли мы не хотим ни пяди, но и своей вершка не отдадим…
12/12/2017 09:50
Маленькая победоносная война, белая лошадь и универсальный Иерусалим
12/12/2017 08:33
В Израиле умер духовный лидер "литовских" евреев, родившийся при царе Николае II
12/12/2017 09:17
Байкал тряхнуло
12/12/2017 09:29
Гендиректор Comedy Club принес ингушам извинения за "намек на лизнуть эскимо"
12/12/2017 09:40
Суд определил меру пресечения Саакашвили
12/12/2017 10:14
В Крыму уничтожен снабженный пулеуловителем и бойницей броневик Натальи Поклонской
12/12/2017 10:43
Полиция: нью-йоркский террорист подорвал себя за Газу
12/12/2017 10:48
Россиян пугают "тур де трансом" в Израиль: сами израильтяне не советуют лететь сюда



Отдых в Израиле и за рубежом
 

Гвардии полковник Яков Абрамович

Back
Домашняя >> У книжной полки >> Аркадий Иноятов (Авраам Аркин) - Писатель, поэт, журналист >> Гвардии полковник Яков Абрамович
Отец жены Алекса, кавалер многих орденов и медалей Советского Союза и Польши, инвалид ВОВ, жил в городе Львове в однокомнатной квартире на первом этаже, вел пуританский образ жизни. Судя по фотографиям из семейного альбома, в молодости он был очень красив, высок ростом, интеллигентной внешности. И в преклонные годы он сумел сохранить осанку, принимал участие в общественной работе, чисто и опрятно одевался, что выгодно выделяло его в среде сверстников. Родился Яков Абрамович в многодетной еврейской семье в г. Днепропетровске. Его детские и юношеские годы пришлись на начало революции и гражданской войны. Родители Якова были людьми верующими и мечтали видеть своих детей учащимися йешив.
Однако революционные идеи и лозунги, придуманные в основном евреями, сыграли свою роль, и Янкеле, старший из детей, стал настоящим «буревестником, в своей семье и округе. Он прошел все стадии молодого революционера: в молодые годы защищал советскую власть от белогвардейцев, Петлюры и Махно, в годы индустриализации был в первых рядах строителей социализма. В 27 летнем возрасте поступил в медицинский институт, проучился в нем три года и в начале войны ушел добровольцем на фронт прямо со студенческой скамьи, оставив в г. Львове жену.
Яков Абрамович был до конца предан коммунистическим идеалам, боготворил маршала Константина Рокоссовского, в армии которого служил все годы войны, знал почти наизусть книгу воспоминаний легендарного советского и польского полководца. Он считал, что роль этого выдающегося военного стратега и тактика второй мировой войны, не до конца оценена историей, в силу личного неприятия «вождя всех народов» И. Сталина его военных заслуг. Самого вождя Яков Абрамович недолюбливал, называл его не иначе, как «Иёська бубновый козырь», видимо прошел школу «трудового воспитания» в лагерях главного воспитателя одной шестой части земного шара.
Алекс с большим уважением относился к своему тестю ещё и потому, что тот служил в той же армии, а может быть, и в дивизии с его старшим братом Коэном. Вполне возможно, что фронтовые дороги еврейских офицеров (ашкеназа и бухарского) не раз пересекались.
Яков Абрамович часто навещал свою дочь в Москве. Окна трехкомнатной квартиры сталинской постройки, в которой проживали Марина и их пятилетний сын выходили на проспект Калинина, и с балкона шестого этажа можно было наблюдать, как проходят военные парады в День победы над гитлеровской Германией. В один их своих приездов в столицу Яков Абрамович попал на военный парад на Красной площади. Алекс по протекции своих знакомых из Моссовета устроил ему пропуск. Шествие колон солдат и офицеров , демонстрация самой современной военной техники, приветствия с трибуны Мавзолея кремлевских вождей произвели на старого гвардейца неизгладимое впечатление. Он даже прослезился: видимо, вспомнил военные годы и друзей – однополчан.
После парада Алекс с тестем прошли к Большому театру, где традиционно встречались бывшие однополчане. Там Яков Абрамович встретил своих боевых друзей. Встреча  с ними была очень трогательной, воспоминаниям не было конца. Старый ветеран буквально помолодел на глазах. Вечером бывшие сослуживцы посетили ресторан «Подкова» на Новом Арбате, где метрдотель, приятель и пациент Алекса накрыл для ветеранов войны праздничный стол. Во время застолья Алекс показал фотографию военного врача офицера,  своего старшего брата Коэна, служившего в армии К. Рокоссовского один из ветеранов войны узнал его и провозгласил тост за военных врачей, спасших сотни тысяч жизней. Поздним вечером веселые, прилично поддатые, они вернулись домой.
Яков Абрамович со слезами счастья на глазах рассказывал обожаемой дочери треволнения этого одного из самых счастливых дней своей жизни.
Старик считал, что живет в самой справедливой и счастливой стране, всем в жизни был доволен, особенно тем, что его избрали руководителем комитета ветеранов войны, оказывал моральную и материальную помощь инвалидам участникам войны, был доброжелательным и открытым человеком.
Единственно, кого он ненавидел всеми фибрами души, была гитлеровская Германия и вся эта немецкая нечисть, полностью истребившая весь большой род Якова Абрамовича. 
Жена Алекса Марина часто рассказывала о детских послевоенных годах в родительском доме. Жили они в центре Львова в большой и богато обставленной квартире. Яков Абрамович несколько лет после войны служил в Германии, после чего уехал на работу (или был сослан) на крайний Север.
 Его жена жила безвыездно в г. Львове, воспитывала дочь и строила планы на дальнейшую жизнь без «коммуняки-еврея». Лишь однажды, сразу после окончания войны она навестила мужа в Германии. Зная бескорыстный характер своего мужа, «Железная Васа» (так называл свою тёщу Алекс) взяла в свои руки финансовое обеспечение будущего, как своего, так и дочери   Очередной парадокс судьбы и «кривой насмешницы», соединивших этих двух совершенно разных по национальности, идеологии, характеру, воспитанию и образованию людей. В те мутные послереволюционные времена, когда все понятия о неравенстве пытались стереть, и доказать, что каждая «кухарка сможет руководить государством», образованный, умный, еврейский «Пашка Корчагин» - Янкель, увлекся в одной из деревень огромной России дочкой некого местного зажиточного крестьянина (кулака). В те времена еще не бытовала формула, что «переспать с девушкой – это еще не повод для знакомства», и честный молодой командир эскадрона счел своим долгом после проведенной ночи на сеновале с дочерью крестьянина, попросить ее руки у родителей. Те с огромной радостью передали свою тяжелую ношу в руки «лоховатого» коммуниста-еврея, и после веселой, пьяной деревенской свадьбы на долгие годы расстались и с ним,  и со своим ненаглядным чадом. В начале 30 х годов её отца «раскулачили», и всю семью отправили в Сибирь на вечное поселение. Раскулаченная семья с нуля начала новую жизнь и вскоре заново обзавелась хозяйством. Мама Марины на всю жизнь сохранила жгучую ненависть к советской власти.  Она крепко запомнила один из ее уроков: не обзаводиться громоздкими атрибутами богатства: землей, домом, мебелью и проч.
 Всю жизнь она ждала очередных сюрпризов от властей и держала своё  богатство в драгоценностях и деньгах, и жила, как говорится на чемоданах,    чтобы в любой момент, как только начнется 3 я мировая война, или очередное раскулачивание мобильно ретироваться из города. Дожила теща Алекса до глубокой старости, жила в полном одиночестве, похоронена на одном из новых московских кладбищ.
История рождения Марины покрыта тайной и многими загадками. Её потрясающее внешнее сходство с Марго ставит много вопросов, и Алекс надеется разгадать эту семейную тайну. Судьба гвардии полковника сложилась более счастливо, если можно считать счастьем то, что скончался он в возрасте девяноста лет при ясном уме и памяти, фактически не болел: лег спать и не проснулся. Ну а как объяснить злую насмешку судьбы, давшей ему последний приют в земле ненавистной ему Германии. Яков Абрамович так мечтал упокоиться в  своем социалистическом отечестве, за которое он сражался и проливал кровь. После отъезда Алекса в Израиль Марина переехала с отцом и сыном в Германию, где проживает по сей день, пользуется социальными льготами и надеется на светлое будущее. До последнего дня Яков Абрамович получал военную пенсию от правительства Германии и помогал дочери и внуку.
В памяти Алекса сохранилась та осенняя встреча в конце семидесятых со своим героическим тестем, кода он приехал во Львов для получения нового автомобиля «Лада» по льготной очереди отца Марины. Яков Абрамович встретил зятя дружелюбно, начал суетливо накрывать на стол, доставая скромные холостяцкие продукты из холодильника. Увидев, в какой бедности живет его тесть – орденоносец нескольких государств, Алекс был буквально шокирован. В 15 метровой комнате тесно разместились двухстворчатый платяной шкаф, старый диван, железная кровать с панцирной сеткой, стол и два видавших виды стула. После шикарной московской квартиры, обставленной под старину, Алексу было неудобно находиться в этой тесной и бедной комнатенке. Он вспомнил, что все три года учебы Марины в Институте  красоты на ул Горького ее отец присылал ей определенную сумму из своей скромной пенсии. Алекс предложил поужинать в одном из ресторанов Львова, а заодно и осмотреть достопримечательности города. Тесть с радостью согласился, т. к.  был большим патриотом своего города.
После осмотра центра города, оперного театра, памятника Адаму Мицкевичу, католического костела, военного кладбища и других памятных мест они, довольные, усталые и голодные, зашли в уютный ресторанчик в центре города. Алекс заказал полный ужин и бутылку армянского коньяка. Вечер предстоял долгий, ему очень не хотелось сразу возвращаться в лачугу тестя.
Уставший после дороги, и немного захмелевший Алекс с недоумением и жалостью с недоумением и жалостью слушал рассказ тестя о том, как жестоко и несправедливо обошлась с ним его жена. Постоянная слежка, анонимки в разные инстанции. Семейные разборки постоянные стычки вынудили его согласиться на все условия, выдвинутые женой. И после всего этого ужаса он поддерживал с нею отношения – привозил дефицитные продукты. Заботился о её «разрушенном» здоровье. На вопрос Алекса, как можно объяснить такое всепрощение, тесть коротко ответил: «за все в жизни нужно платить. . .»
Далее он стал развивать свою мысль» - «Не будь в моей жизни Василисы, я бы не имел радость быть отцом Марины. Не устроила бы она мне все те неприятности, я бы не встретил в одном из учреждений свою Яночку и многого другого, чем я сегодня живу».
Только через многие годы жизненных перипетий, всевозможных потерь и ударов Алекс понял насколько был прав его простодушный тесть. Не пройди Алекс того испытания, после чего он остался без семьи и средств к существованию, он бы никогда не имел того, чем живет сегодня, находясь в согласии с самим собой.
С другой стороны, несколько страниц повествования не могут охватить всего драматизма событий и переживаний, происшедших с участниками этого жизненного спектакля. Время - самый лучший доктор в мире, всё расставило по своим местам: те, кто завершили свою миссию на этой земле , покоятся в ней, другие продолжают свой нелегкий забег. Раны зарубцевались, каждый нашел свою нишу в новой для него жизни и пытается совместить свои желания с возможностями. Осколки когда-то красивой и дорогой тарелки. . . Их никогда уже не склеить.

Аркадий Иноятов (Авраам Аркин)


 
 
 
 

Национальная кухня

Ингредиенты: 250 г нарезанной кубиками курицы, подготовленной согласно требованиям еврейской религии;
На портале Asia-Israel публикуются материалы без редакторской правки. 
Редакция портала может не разделять точку зрения авторов.

 
 
 

© 2008 - 2017 Asia-Israel. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на «AsiaIsrael» обязательна.